Остановить нельзя эксплуатировать или казусы российского законодательства

Поделиться

Побывал я тут на встрече жителей Выборгского района с прокурорским десантом, высадившемся в здании администрации города 28 марта. И до сих пор нахожусь под впечатлением от увиденного и услышанного. Фантасмагория — далеко не полное определение того, что происходило в зале.

зам_прокурора_с_жителями_3Но давайте по порядку. Сам предмет моей деятельности – журналистика — подразумевает практически постоянный контакт с жителями по самым разнообразным поводам. Нашу редакцию просят спасти кота из канализационного люка и помочь убрать с газона машину соседа, собрать деньги на лечение и разобраться, почему в новом доме из-под крана течет вместо воды коричневая жижа. Естественно, что вопрос тарифов ЖКХ и остановки 50 лифтов в Выборге не остался без нашего внимания. А на днях приятеля встретил, который рассказал, как нес на руках свою пожилую соседку с 9 этажа до первого в машину Скорой помощи: врачи сказали, нет смысла тратить время и подниматься в квартиру, быстрее будет, если неходячую женщину сразу спустить вниз. В общем, как только редакция получила извещение о встрече с зам. прокурора области, предметом которой обозначались проблемы ЖКХ, я решил: пойду и спрошу про лифты.

О, как же я заблуждался.

Как следовало из релиза областной прокуратуры (находится в распоряжении редакции), встреча с жителями Выборга будет посвящена вопросам нарушений в сфере жилищно-коммунального хозяйства, в том числе оплаты коммунальных услуг. А как сложился диалог на самом деле?

зам_прокурора_с_жителями_4
Магомед Дибиров, первый заместитель прокурора Ленобласти

Заместитель прокурора Ленобласти Магомед Дибиров начал рассказ о ситуации в сфере ЖКХ Выборга с общей криминальной обстановки в Выборгском районе. Подробно остановился на деле МС-47. Не менее детально рассказал об охранном предприятии «Приоритет», которое стращало жителей соседнего Светогорска. Отметил, что прокуратура внесла свой огромный вклад в улучшение пожароопасной обстановки в Выборгском районе. Ну а как же! Машин ведь стало гореть куда меньше. В общем, встреча больше напоминала то ли ежегодный отчет перед населением о проделанной работе, то ли попытку убедить жителей Выборга в том, что прокурорские сотрудники существенно облегчают жизнь граждан.

Перейдя, наконец-то к рассказу о тарифах, Магомед Дибиров начал цитировать объяснения самой УК, представленные в Выборгскую городскую прокуратуру. В ходе монолога представитель надзорного ведомства перешел к вольному употреблению терминов и перевел УК по ЖКХ из статуса открытого акционерного общества фактически в положение преступной группировки, завив, что лица, работающие в данной, «криминальной структуре» [цитата] привлечены к ответственности.

Жаль, некому было напомнить прокурору о том, что согласно ст.1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» основная функция прокуратуры – осуществление «от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации».

А выходит, что своими высказываниями зам. областного прокуратура подменяет понятия «надзорные функции» и «расследование преступления».

Да, вопрос о пределах прокурорского надзора был и остается одним из самых дискуссионных и в научных кругах, и среди практиков прокурорского надзора. «Словарь русского языка» С.И. Ожегова приводит несколько значений слово «предел». В применении к области полномочий госоргана, пожалуй, стоит обратить внимание на два из них: «пространственная или временная граница чего-нибудь» и «последняя, крайняя грань, степень чего-нибудь».

Между тем, пределы прокурорского надзора определены законодательно. Часть 2 ст. 21 «Закона о прокуратуре» гласит: «При осуществлении надзора за исполнением законов органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы». И пункт 2 ст. 26 того же закона уточняет: «Органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы и должностных лиц, которые осуществляют контроль за соблюдением прав и свобод человека и гражданина».

Из буквального толкования этих норм следует: надзорная функция прокуратуры заканчивается там, где начинаются функции иных государственных органов. И именно компетенция каждого госоргана, осуществляющего надзор (контроль) за исполнением законов, определяет границы компетенции прокуратуры.

А по факту выходит, что прокуратура в своих высказываниях выходит за рамки своей компетенции или выдает желаемое за действительное. Более того, удивляет то, что прокуратура в общении с населением оперирует недостоверной информацией!

Например, я с удивлением «узнал», что тариф на тепловую энергию для «Выборгтеплоэнерго» составляет 1961,43 руб./Гкал, а для УК по ЖКХ тариф, замечу, установленный ЛенРТК (!) – 2432,39 руб./Гкал. Начнем с простого. Тариф для УК по ЖКХ, утвержденный приказом ЛенРТК, составляет – 2859,43 руб./Гкал. Для «Выборгтеплоэнерго» область действительно утвердила тариф в 1961,43 руб./Гкал. Но решением Совета депутатов МО «Выборгское городское поселение» Выборгского района ЛО № 278 от 25 ноября 2008 года (кстати, решение никем не оспоренное и неотмененное) на 2016 год установлена надбавка к тарифу на услуги теплоснабжения для всех потребителей в размере 216,23 руб/Гкал (с НДС). Итого, путем несложных вычислений выходит, что тариф «Выборгтеплоэнерго» равняется 2177,66 руб./Гкал. Эти сведения находятся в открытом доступе, в том числе, и для сотрудников прокуратуры.

Как сторонний наблюдатель, я полагаю, что изложение непроверенной до конца информации можно рассматривать, как недосмотр ответственных сотрудников прокуратуры, готовивших пресс-релиз. Или же это манипулирование общественным мнением?

И еще раз о лифтах из раздела «удивительное рядом». В прокурорские списки претензий к УК по ЖКХ на отключение попали новые лифты, замененные в рамках программы кап.ремонта, а также дома, которые находятся в управлении ТСЖ, а не УК по ЖКХ. Судя по невыверенным спискам, реальное техническое состояние лифтов прокуратуру не интересовало. Более того, Управляющей компании были выставлены к исполнению требования, которые в принципе не входят в ее полномочия. Например, провести капитальный ремонт или найти для освидетельствования лифтов организацию, которой, по определению самой же прокуратуры, в России не существует. В связи с невозможностью в принципе исполнить эти требования, УК на протяжении двух лет предпринимала попытки разрешить ситуацию через суд. В пределах реально имеющихся возможностей безопасность лифтов трижды подтверждена тремя разными специализированными организациями, но прокуратура не признает ни их выводы, ни сами полномочия аккредитованных федеральным органом организаций. Вместе с тем, имея на руках доказательства как минимум попыток исполнить невыполнимое, прокуратура официально обвиняет в бездействии и УК по ЖКХ, и администрацию Выборгского района, и правительство Ленобласти (кстати, обвинения в адрес губернатора ЛО из официального пресс-релиза облпрокуратуры исчезли буквально через несколько часов после публикации). При этом, замечу, что именно прокуратура проигнорировала все приглашения руководителей региона к беседе, ни разу не явившись ни на одно заседание.

Напоследок хочу сказать: прокуратура всегда пользовалась безусловным доверием граждан. Это, так сказать, последняя надежда на справедливость и законность. От органов прокуратуры мы ожидаем адекватного и оперативного реагирования на факты нарушения прав и законных интересов. И, честно говоря, в ошибках и непроверенных цифрах, в лишенных здравого смысла требованиях, я вижу непонимание прокуратуры проблем жителей Выборга. Пункт 4 ст.1 «Закона о прокуратуре» гласит: «Прокуратура РФ принимает участие в правотворчекой деятельности». И если еще в 2013 году выборгская прокуратура обнаружила пробел в законодательстве РФ, связанный с вступлением страны в «Таможенный союз», мне хочется спросить, почему ее усилия были направлены на борьбу с лифтами, а не с пробелами в законодательстве?

Автор: Александр Петров

Поделиться
Загрузка...

2 КОММЕНТАРИИ