Поделиться
­Умом, пожалуй, женщину, как и Россию – не понять. Сколько бы ученные не проводили исследований, поэты не придумывали стихи, и шутки в народе про них же не слагали, женская природа всегда остается загадкой. Каждая представительница женского пола имеет свой безграничный, таинственный, противоречивый и полный сюрпризов мир. Согласитесь, что только в настоящей леди так гармонично могут сочетаться в прошлом — виолончелистка, а в настоящем — генеральный директор компании «ПромБетон» и просто заботливая мама. Да еще и с таким говорящим именем – Любовь.
Какая она - Любовь?

Любовь Иванова уже неоднократно рассказывала о своей работе и статусе генерального директора. Но сегодня захотелось поговорить на совершенно иные темы, узнать о стиле жизни человека. Со случайно разбитой чашки «на счастье!» и началось наше знакомство. И мужское: «Девочки, может, вам помочь убрать?» было обрезано на корню:Любовь: Понимаешь, есть вещи, в которых присутствует женская энергетика, а в некоторых есть мужская. Женщинам нужно убираться, есть мучное. У каждого здесь свое место.

Журналист: Люба, нам интересно все знать о твоем «стиле жизни». Во сколько ты встаешь, почему именно такая машина, почему нет компьютера на рабочем столе? Понимаешь?

Л: Ой, такие вопросы задаете, что я даже сама не знаю почему(смеется). Потому. Женщина такое непоследовательное существо. Ей присущи эмоциональные порывы, интенсивная жертвенность. Даже и не сказать точное определение этому. Внутренний мир в женщине — он широкий и богатый, поэтому мыслительные процессы и происходят спонтанно. Наверное, даже со своей логикой. Я как-то в студенчестве пропустила лекцию по логике, но на контрольную пришла… Решила все задачи, по-своему. Оказалось – ни одной правильной. Учебник логики отличается от моего восприятия. Вам кофе крепкий или слабый?

Ж: Средний, спасибо. Люба, а ты систематизировано или спонтанно живешь? Цели ставишь, планы строишь?

Л: Цели надо ставить обязательно. Это определяющее  образа человека. Если нет образа, что тогда можно в себе создать, решить, вырастить? Мы же сюда не просто так пришли намусорить. Я верующий человек и понимаю, что есть понятия тела и души. В теле женщины, наверное, такие задачи, как продолжить этот род…  Но это первостепенно. А в остальном немаловажен результат от поставленных целей и задач – именно от этого и получаешь удовлетворение. По молодости из-за своего максимализма набиваешь шишки, а потом понимаешь, что цель – это не жесткое преодоление. И начинаешь прислушиваться к себе, людям, событиям. Тогда и не скажешь, что ты плывешь по течению.

Ж: Где ты училась?

Л: У меня два образования. Первое – артист оркестра. Даже диплом педагога есть. У меня остались афиши с моим именем (смеется). Было дело, работала в двух оркестрах одновременно. Много друзей из этой среды осталось. Но сама не смогла остаться там. Это совершенно другой мир, который требует огромной отдачи…. Музыка – это сложно. Поэтому и музыканты, живущие в этом мире, кажутся нам странными. Вместе с музыкой можно пережить многое, такие масштабы, что, кажется, в жизни другого и не надо.

Ж: Музыка, как и спорт, закаляет?

Л: Воспитывает характер, безусловно. У спортсменов есть три попытки, а у нас всего одна. На один раз в себе нужно все мобилизовать, выложить и донести до публики. Чтобы тебя поняли. Поделиться своим знанием, открытием. Я помню, как чувствовала композицию, когда играла, слышала ее, как песнь любви. А в фонотеке я услышала, как ее играл Ростропович.  И это была не песнь любви, а «прощальная» песнь. Я была в шоке. Видимо, потому что мне было 20 лет, а ему 60, мы сыграли ее по-разному, хотя ноты одни и те же.

Ж: А когда ты поступала – хотела стать профи?

Л: Это был поиск. Или, может, что-то не доделала в прошлой жизни, и нужно было завершить в этой (смеется). Хотя сейчас я даже продала виолончель. Но, нет, не избавилась. Просто инструмент должен играть и звучать, а не стоять и сохнуть. Иначе все, что мастер заложил – пропадет. Тем более в 90-е в стране был переломный момент. Время зарабатывания денег. Деньгами было пропитано все.  Я работала в музыкальной школе и там я поняла, что учитель – это призвание. Надо родиться для этого. Для меня работать там было сложно. Поэтому, я поступила в Санкт-Петербургский институт  внешнеэкономических связей, экономики и права

Ж: Совершенно другое направление.

Л: В первый год я закончила сразу два курса. Взрослая была уже. Надо было быстрее заканчивать с учебой. Хотя, учеба – это интересно. Кажется, ничего не пригодится. Но кирпичики в голове выстраиваются. Я думаю, что учиться надо всю жизнь, и не только в стенах ВУЗа. Слушать, прислушиваться к людям. Чужой опыт применить нельзя. И своих ошибок не избежать. Твое оно и твое. Кажется, финиш, а если правильно вывод не сделал, то получи штрафной круг! Еще и общество периодически будет пытаться подогнуть под себя. Здесь надо слабину не давать… Знаете, человеку свойственно думать, что он в этом мире чем-то правит. Но, как только он решит, что это так, его поставят на колени и покажут место.

Ж: Бизнес не женский, инструмент не женский, даже машина не женская. Почему? Борьба или сила?

Л: А у меня все, раз, и неженское (смеется). Меня все время тянет не на свою территорию. Хотя, я с удовольствием поливаю цветы, крашусь и одеваюсь, но не могу я купить себе какое-нибудь Peugeot, хоть это и женский вариант машины…   Когда увидела Cadillac, села, подняла глаза и увидела панорамную крышу, голубое небо и солнце, хотя это была осень. Крыши не было. Снесло ее (смеется). И я вообще не обращала внимание на характеристики машины. А это уже женский подход, ну и пусть машина мужская. У нее объем двигателя 4,6, ездит, как самолет. Она прекрасно держит дорогу, в ней езда – сплошная гармония со мной.

Ж: Ты была бы главным оппонентом Джереми Кларксона из Top Gear.

Л: Ну и ладно. Главное, что она мне подошла. Очень сложно расстаться с этой машиной.

Ж: Почему матовая?

Л: В ней есть некая брутальность. У меня эта машина с 2008 года, и только в этом году вышла новая модель Cadillac. И потеряла всю индивидуальность. Я всегда узнаю свой родной Cadillac по его вертикальным фарам.

Ж: А оранжевые колеса?

Л: Не мое. Честно, у меня, но не мое.

Какая она - Любовь?Ж: Личная жизнь?

Л: Это обязательная составляющая интервью? (улыбается) У меня есть сын, ему шестой год, зовут его Илларион. Папа подошел к имени творчески. В отношении ребенка я стараюсь поддержать, поощрять его инициативы. Не баловать не получается, как бы не старалась. Хочется быть личным примером. А общаюсь искренне. Дети…. они все понимают. Я максимально дала ему выбор: ходит в малышкину школу, на тэйквандо,  в музыкальную школу, занимается с репетитором, плавает. Я смотрю, ему интересно все. И отзывы педагогов хорошие. Я не хочу отбить у него охоту обучаться.

Ж: Не хочется отойти от дел? Заняться домом, семьей?

Л: Чего лукавить. Безусловно, в минуты слабости думаешь, что как-то все не так, как-то надо по-другому, надо что-то более женское, родить второго ребенка. А времени нет! Не случилось так, чтобы была такая возможность. Да и лишиться борьбы за результат, руководства…. Не знаю… Хотя я сама в бизнесе женщин не воспринимаю. С мужчинами все по-другому.

Ж: У тебя уютный кабинет, цветы в тон интерьеру? И, да, где компьютер?

Л: Цветы дань гармонизации пространства. И, потом, это так красиво… А компьютер у меня Apple, в переносном варианте. И вообще, у меня есть замечательный, самый лучший партнер Миша, который занимается технической стороной дела.  Мне помогает папа – начальник лаборатории нашего завода. Мне повезло с помощниками – они всегда хватают мою мысль на лету….

Ж: Люба, а хобби? У тебя коробки от пазлов – это оно?

Л: Наверное, не могу собрать в себе пазл….(смеется). После завершения — желание собрать еще.  В диспетчерской, везде висят картины из пазлов. Зимой, когда меньше работы – собираю, а вот летом некогда. Хороший, конечно, вопрос про хобби. Читать люблю, слушать, люблю все интересное. У женщин много хобби. Сумки люблю и обувь. Глянец меня радует, есть потребность на это смотреть, хочется и покупать. Столько ведь всего красивого, столько создается, очень много соблазнов, которым трудно отказать.

Ж: Глубокий у нас поучился разговор, спасибо, что нашла время.

Л: Мне всегда все нужно разложить по полочкам, все объяснить и прийти к понимаю. Логика – это моя черта характера, хотя я не решила ни одной задачи правильно (смеется).

Какая она - Любовь?
Какая она - Любовь?
Какая она - Любовь?
comments powered by HyperComments