Поделиться

Я не привыкла, чтоб меня жалели,
Я тем гордилась, что среди огня
Мужчины в окровавленных шинелях
На помощь звали девушку —
Меня… Ю. Друнина

Елизавета Александровна, тогда еще ее фамилия была Малинова, родилась 22 апреля 1925 года. Елизавета Малинова появилась на свет в деревне в Новгородской области (Чудовский район), в многодетной семье, где были мать, отец, бабушка и девять детей – Лилечка (так звали ее родные) была 7-м ребенком. «Трудовая деятельность» началась в 8 лет: ее работой было воспитание маленького племянника Толи. Раньше декретный отпуск длился всего 1 месяц, поэтому ребенка было не с кем оставить, и садика не было. Лиза стала нянчить сына старшей сестры. (Толя сейчас тоже живет в Выборге и уже вышел на пенсию). У нее были большие планы на жизнь, но наступило 22 июня 1941 года…

В 16 лет Елизавета записалась на курсы Красного Креста. Еще в школе у них были кружки, где давали медицинскую подготовку, также обучали первичным навыкам военного дела. Закончив трёхмесячные курсы санинструкторов, Елизавета Малинова отправилась в Волхов. Так как она служила в артиллерийском полку, близкого соприкосновения с немцами не было. Хотя опасность была: «то мы стреляем, то по нам стреляют»…

IMG_0336

В январе, в населенном пункте под названием Мясной Бор, Вторая Ударная армия вместе с 382-й Новгородской стрелковой дивизией под командованием генерала Власова, в которой служила Елизавета Александровна, прорвала немецкую оборону, «ловушка» захлопнулась и бойцы попали в окружение. Целых три месяца они стойко держали оборону, выживали на «сухарях», которые сверху сбрасывали «свои»… Немцы распространяли листовки, в которых предлагалось сдаться, а также говорилось, что и Власов сдался и «пьет кофе с булочками»… Паника была страшная, но бойцы в это не верили, хотя генерал, действительно, сдался немцам… Конечно же, из окружения вышли не все, много людей полегло, — рассказывает Елизавета Александровна. Потом они пытались прорваться в сторону Нарвы, но получили отпор…

У Елизаветы Александровны – медали за оборону Ленинграда, за Победу, послевоенные юбилейные медали, орден Отечественной войны и Орден Славы 3-ей степени. После взятия Новгорода 382-ю дивизию перебросили в Шимск. Местный лесник подсказал, что по шоссе идти нельзя – расстреляют, предложил провести по лесной дороге. У села Менюши произошло наступление немецких войск. У артиллеристов были корректировщики – «глаза и уши» стрелка. В часть позвонили и сообщили, что одного корректировщика ранили. Вместе с новым корректировщиком Володей Лиза должна была отправиться эвакуировать раненого. Обстрел по «нашим» шел неимоверный! Умирать там не хотелось, и Елизавета крикнув напарнику, что пора спасаться, дала сигнал и остальным бойцам… Вслед за Володей побежали и другие наши солдаты. Бойцы ринулись на Менюши, а Лиза и ее напарник – к дереву, где был наблюдательный пункт. Володя занял пост на этой «облюбованной» сосне, а она занялась раненым, перевязала, вывела к своим… За это Елизавета Александровна получила Орден Славы.

Елизавета Малинова и Иван Коркин
Елизавета Малинова и Иван Коркин

Еще на Вуоксе эта героическая девушка спасла солдат. Это были сибиряки – эвенки. В Красноярске формировалась дивизия, и бойцов переправляли через Вуоксу где-то под Каменногорском. Эти солдатики плавать не умели, а лодочка была маленькая, весельная. Когда стали их обстреливать шрапнелью, один из них прыгнул за борт… Елизавета Александровна прыгнула за ним, поймала за гимнастерку и тянула за собой до берега. Ее сапоги так и остались в Вуоксе. Спасенных она потом видела на встрече в Красноярске, об этом напоминают старые фотографии. Они отблагодарили ее за спасение, передав накопленный за неделю сахарный песок.

Окликнуть – могут подумать, что неприлично себя ведет, «за офицеров цепляется»
В 1943 году в жизни Елизаветы Александровны произошло еще одно значимое событие. В деревне Извоз, под Нарвой она встретилась с братом. Шли с подружкой по дороге, а на встречу по другой стороне – два морских офицера. Один из них до боли походил на брата Колю… Но Елизавета засомневалась, ведь не видела брата 7 лет… Окликнуть – могут подумать, что неприлично себя ведет, «за офицеров цепляется». Так и разошлись, оглядываясь. Душа была не на месте. Потом сообщили, что в деревню приехала военторговская лавка: можно было приобрести одеколон, пудру, помаду, носки… Конечно, все побежали к заброшенной риге, где разместился ларек. Там сидели военные, но в сумраке было плохо видно. Вдруг ее окликнули: «Лилька!». А ее ведь так звали только в детстве… Брат узнал ее первым. Две недели, пока брат (уже капитан) ждал распределения, они провели вместе: не могли наговориться… Она отдала морякам целый вещмешок с накопленной махоркой – бойцы были счастливы. На память она успела сфотографироваться с братом, отдав за фото пол-литра водки. Так Елизавета Александровна видела брата в последний раз — капитан Малинов погиб под Нарвой. Второго брата она так больше и не увидела.

Единственная фотография с братом за которую Елизавета Коркина отдала пол-литра водки.
Единственная фотография с братом за которую Елизавета Коркина отдала поллитра водки.

Потом 382-ю стрелковую дивизию направили в Выборгский район – занимать территорию от Вещево до Светогорска. 20 июня 1944 года был взят Выборг. Когда было заключено перемирие с финнами, всех девчонок решили демобилизовать и направили в Ленинград, в распредпункт на Фонтанке. Тогда каждый город делал заявку на работников – направляли в Волхов, в Пикалево, в Бокситогорск, в Выборг… Елизавета Александровна вспоминает: «За нами приехала дама из Выборга, отобрала 50 девчонок. Пока мы все шли от Фонтанки до Финляндского вокзала, наш поезд ушел – опоздали всего на 10 минут. Сопровождающая наша даже заплакала – ведь пропало 50 билетов! А поезда тогда ходили 1 раз в сутки, в 7 вечера. Зато мы все были рады, ведь появилась возможность навестить родных в Ленинграде. Отпросились у сопровождающей, я тогда ночевала у двоюродной сестры. Вечером следующего дня все явились ко времени, сели в поезд. Вагончики были «царские»… В 4 утра мы прибыли в Выборг». Это был ноябрь 44-го…

Даже о разгромленном городе Елизавета Александровна говорит поэтично: «В Выборге тогда народа не было: пустота, тишина, обгорелые дома и деревья, листва в парках словно волнами колышется от ветра… Но нам было не привыкать – мы уже видели города после боев и бомбежек. Нас привели на Бульвар Кутузова, в деревянный домик напротив Интендантского училища (он и сейчас стоит на углу), в доме была натоплена печь. Нас там разместили, предупредив, что в 9 утра за нами придут, чтобы отвести к председателю горисполкома Пудову на прием. Нас стали распределять – кого на водоканал, кого в электросеть, в больницу, а меня председатель оставил у себя секретарем». С конца ноября по конец февраля Елизавета Александровна работала в приемной председателя, а когда умерла заведующая ЗАГСом, Елизавету Малинову назначили на ее место. В ЗАГСе (он тогда находился в здании исполкома на Советской) она проработала два года.

tlk_Vyborg_22-10-1942-02С мужем Елизавета Александровна познакомилась благодаря сестре. Сестер, эвакуированных в Новосибирскую область, она вызвала к себе – в Выборг. Две старших сестры с детьми приехали в наш город. Затем «вызов» Елизавета Александровна сделала жене брата-моряка и еще одной своей сестре. Жила тогда Елизавета Малинова на улице Аурапанкату (сейчас – Акулова), и когда третья сестра Маша к ней приехала, не смогла найти улицу с таким сложным финским названием. Поэтому стала спрашивать, где находится выборгский ЗАГС – там и встретились сестры. Елизавета сперва и не узнала «даму в военной одежде», только на плетеную корзинку с крышкой засмотрелась… И только потом признала в незнакомке родную сестру. К сестрам возвратились с фронта мужья… Маша как-то привела в дом двух знакомых – военных моряков Диму и Ваню.

У Ивана Александровича, — подумала Елизавета, — я буду хозяйкой, а у Ивана Иосифовича – прислугой…
Иван Коркин на Елизавету произвел впечатление. Правда, она рассказывает, что был еще один Иван – Иван Иосифович, который также ухаживал за ней. Но старшина Коркин показался Елизавете Малиновой более завидным женихом – и по дому все умел делать, и помогал по хозяйству, и даже набойки подбивал… У Ивана Александровича, — подумала Елизавета, — я буду хозяйкой, а у Ивана Иосифовича – прислугой… Так что с апреля по ноябрь старшина Коркин ухаживал за ней, а в ноябре 46-го года они поженились. Свадебного платья у невесты не было – было красное в горошек… Заведующая ЗАГСом (ее зарплата тогда была 35-40 рублей, а регистрация брака стоила – 15) вообще на работу ходила в гимнастерке, хорошо еще, что юбка и брюки армейские сохранились. Да и расписаться заведующая в своем ЗАГСе не имела права, нужно было ехать в другой ЗАГС, поэтому поначалу был «гражданский брак», а расписались только, когда Елизавета Александровна пошла в декретный отпуск. Да и то – расписывались по очереди: сначала сама подписала документы, а на обеденном перерыве и жених заполнил свою графу. Застолье провели в 12 метровой комнатке среди родных.

пустой-выборг

Один и тот же «жених» 3 раза подал заявления с разными невестами
За время работы заведующей Елизавета Александровна ежемесячно регистрировала по 160-180 браков! Были и интересные, и необычные случаи. Однажды в ЗАГС пришла пара: он – старшина, высокий, стройный красавец, а невеста «рябая, как курочка». Работницы ЗАГСа (незамужние красавицы) даже немного позавидовали – какой жених достался! А оказалось, что эта невеста работала в продовольственном магазине на ул. Северной, значит, и денежки у нее водились. Молодожены попросили их срочно расписать – в один день. А тогда срок был – неделя. Долго уговаривали Елизавету Александровну: говорили, что направление у старшины в Сибирь, а на невесту надо проездные документы оформлять. Заведующая пожалела пару, пошла навстречу и их зарегистрировала… А через неделю «невеста» вернулась одна, рассказала, что проснулась в поезде, а мужа нет! Спросила у проводника, а тот ответил: «Ваш муж 3 станции назад вышел». Оставил ей документы и немножко денег на обратную дорогу – остальное забрал. Но найти его не удалось, ведь адресов не записывали, контактных данных в ЗАГСе не оставляли.

Еще был случай: Елизавета Александровна перебирала заявления и обратила внимание, что одна фамилия ей несколько раз встретилась. Она перепроверила бумаги, и оказалось, что, действительно, один и тот же «жених» 3 раза подал заявления с разными невестами. Но тут было известно, что это танкист, часть его за железнодорожным мостом находится. Елизавета Александровна дошла до командира части, рассказала все про любвеобильного жениха… Правда, как командир его наказал не известно, но вскоре офицера демобилизовали и домой отправили. А еще как-то заведующую атаковали цыгане – целым табором пришли в ЗАГС и стали требовать документы на новорожденных детей. Рожали-то цыганки не в роддоме, а значит, и справки оттуда нет – выдать документы Елизавета Александровна была не вправе. Она рассказывает, что испугалась, что ее там и «растерзают», но спасло появление новых посетителей.

Из ЗАГСа Елизавета Александровна уволилась, потому что родился сын Саша. Потом пошла работать секретарем в политотдел в Интендантском училище, проработала там полтора года, и снова уволилась, когда родилась дочь Валя. Она снова не работала года два, а затем устроилась в костнотуберкулезный санаторий инструктором по трудотерапии (готовила больных, чтобы они умели что-то делать самостоятельно после выписки: хозяйственные работы в саду, швейные работы (была мастерская)), там Елизавета Александровна проработала 25 лет. Параллельно она работала в школе учителем по труду.

У нее замечательная семья — дети, внуки, правнуки, для которых она самый дорогой человек
В доме на Ленинградском проспекте их семья сначала жила в одной квартире на 6 этаже, потом они переехали в другую парадную, в квартиру побольше, затем снова пришлось переезжать, но снова в квартиру в этом же доме. Дети выросли, разъехались, муж Иван Александрович умер 11 лет назад… Он четыре месяца не дожил до золотой свадьбы. Хорошо, что дочь и внучка живут в Выборге – Елизавета Александровна, как сама говорит, не заброшена – ее каждый день навещают родные, помогают по дому. У нее замечательная семья — дети, внуки, правнуки, для которых она самый дорогой человек. Она до сих пор ведет активный образ жизни, в Совете ветеранов Елизавета Александровна работает с момента его становления. Ее болью до сих пор является, так называемое, перезахоронение могил наших бойцов в парке, недалеко от скульптуры Лося.

пустой-выборг-2В том числе там был похоронен начальник политотдела ее дивизии, гвардии полковник П. Чепелев, погибший под Вещево. Елизавета Александровна спрашивала об этом у председателя исполкома, который ответил, что могилы перенесли на кладбище у Ильинского храма. Там она увидела только одну маленькую могилу Чепелева… А земля была твердая, словно никто и не копал там… Она до сих пор сомневается, что перезахоронение из парка в 46-м году состоялось.
Елизавета Александровна Коркина является кавалером ордена Славы, награждена многими боевыми наградами — орденами и медалями… И хоть это и важно, самое главное, что пережив такую войну, Елизавета Александровна все же считает себя счастливой женщиной – ведь у нее есть любящая семья…

Спасибо всем нашим ветеранам за Победу,

за Свободу и жизнь без войны!

comments powered by HyperComments