Поделиться

Текст: Олег Черных

Гонку Формулы-1 Алексей Попов впервые увидел в 1988 году в Бельгии — его дед работал в торгпредстве СССР. Карьеру журналиста начал в 1991 году в газете «Спорт-Экспресс». Первая статья вышла про гран-при Бельгии. В дальнейшем писал для многих популярных изданий. Комментировать гонки начал в 1992 году на телеканале «РТР».

Алексей Попов: Если кому-то надо доказывать, что Виталик – быстрый гонщик, мне с ними не по пути!Мужчины его любят слушать, а женщинам нравится на него смотреть… Алексей Попов — «российский голос Формулы-1», — можно сказать, «первооткрыватель» этого Королевского автоспорта для российской аудитории. В эфире он максимально объективен, корректен и всегда логичен, именно поэтому телезрители называют его народным комментатором. Уважение и признание в нашей стране и не только Алексей снискал еще и как журналист, ведущий известных спортивных программ, а также дневников крупных спортивных турниров: Олимпиады, чемпионата мира по регби и многих других. А еще он просто очень хороший человек, коммуникабельный, открытый но, к сожалению для многих женщин, сердце его уже занято…

Он приехал в Выборг всего на два дня в разгар кинофестивальной недели по приглашению Виталия Петрова и его папы — Александра Петровича, Президента спортивного клуба «Фаворит». Наш разговор за чашкой кофе продолжался более двух часов. Алексей охотно рассказывал не только о своей профессии, но и о своих жизненных принципах, взглядах, о своем стиле жизни…

Алексей Попов: Если кому-то надо доказывать, что Виталик – быстрый гонщик, мне с ними не по пути!
SONY DSC

— Большое спасибо за то, что «российский голос Формулы-1» пожаловал в Выборг. Алексей, комфортно ощущаете себя в таких маленьких провинциальных городах?

В 2001 году Алексей Попов завоевал титул лучшего спортивного комментатора года в России
— Вы знаете, Выборг, конечно, другой! Мне он очень нравится. Я мог бы польстить самомнению выборжцев, сказать, что это единственный «другой» город, но поскольку мне удалось благодаря профессии много ездить по России, скажу, что все города другие. Уфа другая, Казань другая, Санкт-Петербург другой, Выборг тоже. Это в советское время было очень много стандартизации, все города по одному лекалу. Вспомните, улицы называются одинаково, все памятники одинаковые, и мы знаем, кому, центральные площади с обкомом одинаковые… Это же ненормально. У каждого города должно быть свое лицо, своя история, свои традиции. Я побывал в Выборге на экскурсии, пообщался с удивительным энтузиастом, патриотом этих мест, узнал много интересного про Замок, старый город. Прекрасно, когда есть люди, которые искренне любят свой край и прилагают столько усилий, чтобы восстановить историю.

История – это важно. Это фундамент того, на чем мы стоим. Без истории нет не то что будущего, нет настоящего. Ведь почему некоторые государства, у которых нет истории, пытаются всех остальных стандартизировать? Нам это понятно. И почему первейшая задача любого государства, у которого есть история – сохранить её и отбить эти атаки? Тоже понятно…

— Приятно, что Выборг произвел впечатление.

— Вы знаете, что еще меня приятно удивило, в вашем городе есть культура вождения. Водители пропускают пешеходов… Я был удивлен.

— А мы этого не замечаем, нам кажется, что мы становимся добрыми и внимательными только когда попадаем в Финляндию.

— Ну из Москвы в Финляндию ездят редко, зато люди просто прилетают в Европу и берут машину на прокат.

Алексей Попов: Если кому-то надо доказывать, что Виталик – быстрый гонщик, мне с ними не по пути!— Как считаете, придет когда-нибудь и в нашу страну культура вождения?

Помимо Формулы-1 Алексей Попов увлекается регби
— Я вам скажу так — выступлю апологетом репрессивного аппарата. Ждать, что все сразу станут культурными невозможно. Я видел очень много примеров того, как несколько паршивых овец заражали всё стадо. Я очень часто наблюдал в пробках, как люди пытались стоять в своём ряду и не использовать правую обочину перед светофором до момента, когда битая «шестёрка», а за ней огромный новый внедорожник пылили по этой самой обочине очень нагло вплоть до самого светофора. И в этот момент половина людей из среднего ряда вылезали и становились за ними. Но за это бросить в них камень я не могу. Если бы я ни разу в жизни не проехал на мигающий желтый, я бы мог что-то сказать, но я точно такой же живой человек. Даже больше скажу. Если бы не повесили везде камеры, я бы всё время превышал скорость и на много. Да, в отличие от них, я считаю, что умею водить, но, понимаете, ведь каждый из них тоже так думает про себя. Это если его пригласить на картодром, он поймет обратное, но пока ему не представишь доказательства, он считает себя водителем с большой буквы. Более того, поскольку у него внедорожник с большим мотором, а вокруг, как ему кажется, быдло на Жигулях, он, нажав на газ, легко от них уезжает, его самооценка при этом, как водителя, еще больше повышается. Понимаете, какая чушь?

Мы не можем доверять живым людям, поэтому давайте доверять автоматике. Еще раз говорю: только камеры, только репрессивный аппарат. Камеры нужны везде и повсюду. И только так, к сожалению, через большие денежные штрафы до людей может что-то и дойдет… И это всё говорю Вам я, фанат скорости, у которого быстрая машина! Мне тоже не хочется ехать ночью по пустым дорогам со скоростью 99 км/ч. Ограничение — 80, но ладно, 99 допустимо. А вот если + 20, то уже штраф. У меня шесть передач, я еду на четвертой, мотор у меня при этом еле дышит: четвертая-третья, четвертая-третья… И вот так я еду. И как бы мне не было противно, я выступаю за соблюдение правил. Но при этом я понимаю, что, наверняка, Виталий Петров, глядя на меня, скажет, что это я не умею водить по сравнению с ним… Нужно понимать, что всегда найдется кто-то сильнее тебя. А мы амбициозно считаем: «Ну, я-то всё могу и умею, мне можно!» Нет, ребята! Или всем, или никому.

Не употребляет спиртное с 997 года, не курит с 2007 и не терпит панибратства, обращения на «ты»
Мы создаем такой пример, когда позволяем человеку с четвертого ряда повернуть налево. А пробка стоит только из-за того, что он не может постоять, как все остальные, один цикл светофора, ему хочется повернуть именно сейчас, поэтому он проезжает и блокирует 4 ряда, останавливается и начинает мигать. Половина людей, проезжая мимо, могут ему что-то показать, но они же просто проезжают, а не выходят из машины и не бьют ему морду. А хорошо было бы пару раз его проучить или зеркала отбить ломиком. Я не призываю к этому, но понимаю, что, может быть, это единственный способ его остановить.

Потом он уже вряд ли так поступит, боясь, что нарвется на какого-нибудь психа. Так вот, в роли этого самого психа должно выступать государство. Нужно везде установить камеры, поставить жесткие границы вот этих поворотных рядов, штрафовать за каждый поворот со среднего ряда. Только в условиях жестких рамок мы, может, и начнем уважать друг друга на дорогах. И ничего страшного, что сначала это будет культура из-под палки. Зато потом будет результат. В Германии и в Финляндии на таких выскочек на дорогах смотрят, как на идиотов, а у нас, как на смелых пацанов. Может быть, культура вождения придет только через поколение, но к этому всё равно постепенно надо идти. Либерализм по отношению к человеку недопустим. С детского сада надо наказывать. Ребенок должен понимать, что такое добро, а что такое зло. Ограничения должны быть всегда. Иначе давайте уголовный кодекс отменим?

Алексей Попов: Если кому-то надо доказывать, что Виталик – быстрый гонщик, мне с ними не по пути!— Но ведь люди гоняют не только из-за нетерпения стоять в пробках на дорогах, причиной «лихачества» может быть и психологическое состояние водителя. В Европе же человек может пойти на автодром, заплатить деньги и отрываться…

— Я больше скажу, у нас сейчас было бы больше шансов при наличии большего количества трасс. В Европе это есть, но этим мало кто пользуется. Это нашему человеку свойственна невероятная широта души. Вы посмотрите, какая русская традиция насаждается нам десятилетиями через фильмы, через рекламу — нажраться и гордиться количеством выпитого. Это же позор! А вот если все это заменить разрешенным адреналином! Наш человек, гоняя, не будет жалеть резины, сцепления, тормозов… На трассе это, кстати, всё умирает очень быстро. Люди даже не представляют, насколько быстро. За полчаса можно убить тормоза, которые в обычной ситуации прошли бы 40 000 км пробега.

— Но ведь под Москвой, в Мячиково, собираются люди…

— Мячиково сложно назвать гоночной трассой, но там, действительно, собирается народ. Вот Невское кольцо, на мой взгляд, было гораздо лучшей гоночной трассой, но его нет. Оно «упало» под ударами футбола. А вот в Европе мало какие трассы не собирают людей. И там, кстати, часто собираются люди, чтобы вместе «потошнить», чтобы побыть среди своих. Там очень много клубов, там есть эта культура.

— Раз уж мы заговорили о скорости, не могу не спросить… Виталий Петров… Уж кто только не высказался о нем: у него не было этого, не было этого… Ваша точка зрения, есть ли у него что-то, что позволит сказать: он не просто пилот?

— Естественно, он не просто пилот. Для нас он никогда не будет просто пилотом. А для остальных как — мне это не важно. Я даже развивать не собираюсь эту тему. Если каким-то читателям нужно по этому поводу что-то доказывать — мне просто с ними не по пути.

Алексей Попов: Если кому-то надо доказывать, что Виталик – быстрый гонщик, мне с ними не по пути!— С культурой вождения и скоростью всё ясно, а если говорить о культуре речи… Вы потрясающе интересный собеседник. Но это прямой контакт. А держать внимание многомиллионной аудитории намного сложнее! Это уже талант. Позволю себе заметить, что в эфире Вы не позволяете себе слов-паразитов, очень правильно строите предложения, т.е. бережно относитесь к русскому языку.

— (перебивает). Я должен вас разочаровать. Или, вернее, снять с себя корону, которую Вы сейчас пытаетесь на меня надеть. Когда я комментирую, скажем, Формулу 1, то в каждый последующий момент приходится одновременно думать о десятках вещей: смотреть live timing, повторы, покруговки… Плюс мне нужно закончить фразу, которую я уже начал говорить, чтобы болельщикам у телеэкрана было всё понятно. Меньше всего в этот момент я думаю о том, что нужно грамотно говорить. Видимо, просто сказывается хорошее воспитание родителями. Они со мной разговаривали на грамотном русском языке. Я слышал с детства правильную, культурную речь, и это впиталось.

— Вы знаете, сейчас многие не включают телевизор, чтобы не слышать того русского языка, на котором говорят некоторые телевизионные герои…

— Если мы берем идеальное общество, существующее вне истории, вне географии, вне соседей, вне посторонних факторов… Общество, которое не подвержено никакой угрозе ни снаружи, ни внутри, что опаснее, тогда первоочередной вопрос — это вопрос стиля и формы. Я с Вами согласен. Меня тоже передергивает, когда я слышу неграмотную речь, когда слышу нецензурную брань… Хотя вне профессиональной деятельности с друзьями я тоже могу выругаться. Понимаете, мне кажется, что именно сегодня и именно сейчас гораздо важнее содержание, т.е. ЧТО говорится, а не КАК это говорится. Мы не берем спорт сейчас. Хотя и спорт, к сожалению, тоже не существует в отрыве от всего остального. Спорт – это тоже очень хороший показатель – «лакмусовая бумажка». Когда ты видишь, как многие люди воспринимают своих спортсменов, то через это ты понимаешь и всё остальное… Точно также они воспринимают и свою страну. Поэтому мне ближе не самый культурный, не самый столичный, не самый образованный человек, который постарается, может быть, и не в самой красивой форме донести то, что он хочет, чем образованный литератор-либерал, который еще в конце 19 века в кофейнях, в чайных салонах Санкт-Петербурга готовил первую русскую катастрофу.

— Алексей, Вы же понимаете, что, в принципе, Вы воспитываете людей, когда Вы что-то говорите?

— Мне бы хотелось, чтобы мы существовали в безвоздушном пространстве, чтобы я никогда не был вынужден через паузы, через намеки, через какие-то аллюзии говорить ни о чем другом, кроме того, о чем я говорю. Но я не существую вне страны, которая меня родила, которая дала мне жизнь, в которой я живу…

Алексей Попов: Если кому-то надо доказывать, что Виталик – быстрый гонщик, мне с ними не по пути!— Какое-то время Вы жили в Монако?

— Совершенно верно. Я жил в раю. 10 лет. Но вернулся. Многие до сих пор не понимают мотивов этого поступка. Но если они этого не поняли, то я и не смогу им это объяснить. Я очень люблю путешествовать, я знаю много языков, несколько из них более или менее хорошо, один в совершенстве. У меня есть друзья всех национальностей. И многие из них относятся к моей родине не так, как мне хотелось бы. Но им я могу это простить, потому что они иностранцы. Врагу на поле боя ты прощаешь то, что не прощаешь в своём тылу. Но для предателей Родины есть одно — прощения быть не может.

— Алексей, сколько времени Вы уделяете работе?

— 99%. Не лукавлю.

— Это реально?

— Вам любой пилот и Виталик, наверное, в том числе, скажет, что тяжело пилотировать машину Формулы 1. Но возникает тогда вопрос: а зачем же ты пилотируешь? Он скажет: «Я люблю это». Я тоже люблю это, бывает тяжело, но жаловаться глупо. Мне повезло! Я счастлив, что все получается.

— А можете назвать три своих жизненных приоритета?

— Родина. Любовь. Дети. Именно в этом порядке.

comments powered by HyperComments