Поделиться

Светлана Рубан — директор Центра детского эстрадного искусства «Эльфы», заслуженный работник культуры РФ. Родом из Архангельской области. Переехала в наш город более тридцати лет назад, так как муж был военным.  Сначала вела класс вокала во Дворце культуры, преподавала музыку в школе №8 и в музыкальной школе. Еще в те времена у нее родилась идея создания муниципального учреждения, где дети могли бы заниматься эстрадным искусством, и это удалось успешно воплотить в жизнь. Сегодня Светлану Владимировну считают достоянием Ленинградской области.

Светлана Рубан: «Я живу, пока мечтаю»Пожалуй, сложно этот материал назвать интервью…  Это был очень душевный, теплый разговор, если хотите, возможно, и исповедь сильной женщины, а может, это был просто порыв… Ей виднее… Несомненно, она сильная, несомненно, очень талантливая, она борец!  Её пытались сломить болезни – она не позволила. Ей говорили, что больше работать не сможет, но она вернулась! Вернулась, чтобы жить, чтобы мечтать, чтобы петь, чтобы радоваться успехам своих воспитанников! Как же можно не сломиться после таких испытаний судьбы? Наверняка многие задавали себе этот вопрос, глядя на эту сильную женщину. Но после этого разговора нам стало понятно: просто в жилах этого человека, говоря строками Цветаевой, течет не кровь, а душа…

Оксана Семенова: Светлана Владимировна, Вы производите впечатление очень сильной женщины, мужественной. А сами себя считаете какой?

Светлана Рубан: Обыкновенной себя считаю. Ничего героического не совершаю.

О.С.: А вот город думает иначе… Вашей силой духа можно только восхищаться… Откуда только находите силы? Многие уже бы давно сломались.

С.Р.:  (Пауза.)  Раньше я держала центр. А сейчас центр держит меня, поэтому я на работе. Я очень всем благодарна, кто меня ждал… Конечно, сначала было трудно. Меня привезли на работу в инвалидной коляске. Врачи не могли мне, конечно, запретить работать, но настаивали на оформлении инвалидности с нерабочей группой.
Говорили: «На работу выходить – это смешно!». Я отдавала себе отчет, что работать в полной мере не получится. Но себя настраивала, что пройдет зима, сойдет снег, солнышко будет, станет легче передвигаться… И ведь, действительно, все идет на улучшение. Я больше умею делать сама. Мечтаю о том времени, когда смогу вызвать такси и уехать без помощи мужа…

О.С.: Поддержка семьи в такой ситуации играет главную роль…

С.Р.: Конечно. Я знаю, им нелегко. Детям, мужу пришлось пожертвовать своими желаниями, чтобы постоянно быть рядом со мной. Ведь в такой ситуации много физических ограничений. Одна я бы не справилась.

О.С.: Все-таки любовь творит чудеса! Она способна поднять человека!

С.Р.: (Улыбается.) Мои близкие со мной всё время. Дочка работает костюмером.
Муж хоть и ревновал к работе, но сейчас нашел возможность влиться в коллектив «Эльфов». Он работает водителем. Я ему очень благодарна за всё. Он так проникся! Я понимаю, что в такой ситуации бросить трудно. Но он любил меня изначально. Мы вместе более 30 лет. И за это время я поняла, что он верный человек.

О.С.: Вы верующий человек?

С.Р.: Да, я верю. Это для меня очень личное. О чем, может быть, не знает ни муж, ни дети… У меня личный разговор с Богом. Для общения с ним мне священники не нужны. Считаю, что у каждого человека должна быть личная духовная жизнь. Молюсь, как умею. И, поверьте мне, чаще я говорю Богу «спасибо», чем «дай»…

Светлана Рубан: «Я живу, пока мечтаю»О.С.: Врачи в прогнозах были неутешительны, сейчас они удивлены Вашим успехам?

С.Р.: Врач не поверил своим глазам, когда увидел меня на концерте на своем рабочем месте. Вы знаете, я решила не советоваться с нашими врачами. Мне в Болгарии помогли подняться до такого состояния, что я смогла выйти на работу. Они мне внушили мысль, что всё обратимо, что такой инсульт восстанавливается. Сейчас я буду ходить в бассейн, пока не представляю, как поплыву, но если это полезно, значит, будем плавать.

О.С.: Светлана Владимировна, зачем человеку даются такие тяжелые испытания?

С.Р.: Я не скажу, что испытания забирают силы, они делают человека мудрее и спокойнее. Не могу говорить за всех, это индивидуально, но я сужу по себе. Я о пенсии еще пока думать не хочу, потому что много всего не сделано. У меня было только два пути: либо выйти на работу, либо меня не должно стать… Просто быть я не хочу и не сумею.

О.С.: Вас на работе не было долго. Работа Центра не встала?

С.Р.: Нет. Даже наоборот… Я очень благодарна своему коллективу. Конечно, я понимаю, что, если мне важно, чтобы мое дело жило, должен быть человек, который заменит меня. Я об этом думаю. И мне приятно, что девочка, которая меня замещала, вникает во все дела. Я вижу, что ей это небезразлично.
И все сотрудники относятся сейчас ко мне с большим пониманием. Я сказала, что на данный момент не могу себе позволить кричать, буду реагировать приказами. Они у меня молодцы, крайне редко приходится прибегать к таким мерам, меня берегут и понимают.

О.С.: Эта ситуация показала Вам каких-то людей с другой стороны? Были разочарования?

С.Р.:  Вы знаете, нет. Каждый остался в моих глазах таким, каким я себе его и представляла.
Светлана Рубан: «Я живу, пока мечтаю»
О.С.: Вы столько всего преодолели… Теперь впереди только лучшее!

С.Р.: Я для себя поняла одну вещь: я буду жить, пока мечтаю!

О.С.: О чем мечтаете?

С.Р.: О многом. Например, хочу, чтобы наш центр стал детским мюзик-холлом. Столько ребят талантливых! Но нам в одиночку это не осилить, нужна поддержка, конечно.

О.С.: Сейчас столько конкурсов для талантливых ребят: «Новая волна», «Фактор А»… Светлана Владимировна, мы знаем, что Ваши воспитанники успешно проходили отборочные туры, но вообще там победить реально или все куплено?

С.Р.: Я не настаиваю, чтобы туда шли дети, но они все равно идут. Я не думаю, что там всё куплено! Но победить там очень сложно. Потому что это конкурсы профессионалов. Это уже люди, которые что-то закончили, работают, они мастера, только неизвестные народу и непризнанные. Вот они и приходят на эти конкурсы, чтобы стать известными. Там много продюсеров. Они выбирают себе подопечных.

О.С.: Все-таки Вы во всем лидер. А дома тоже Вы командир?

С.Р.: Да нет у меня желания быть лидером.  Хотя, наверное, в семье так все равно происходит, под моим руководством. Я оказываю влияние, и это нормально. Просто с возрастом становишься мудрее и не позволяешь себе этого показать.

О.С.: А в детстве Вы тоже были лидером?

С.Р.: Я была отличницей, но за поведение всегда стояла единица. Так получалось (смеется). Но мне многое прощали из-за успехов  в учебе. Например, могла ребят увести с урока, чтобы погулять…
Вообще, даже мальчишки-лидеры прислушивались ко мне, к тому, что я хотела.

О.С.: Восхищаюсь Вашему терпению. Столько детей, у них переходный возраст. Как Вам удается предотвратить конфликты? Порой семья с одним ребенком не может справиться, а у Вас сотни!

С.Р.: Я очень уважаю детей. Пытаюсь их понять. Всегда говорю спокойно. Главное, его не раздражать! Тогда мои слова все равно где-то осядут.

О.С.: И все-таки… на первом месте для Вас семья или работа?

С.Р.: Равноценно! Есть равновесие некое, это меня радует.

О.С.: Что Вас раздражает?

С.Р.: Необязательность детей и взрослых.

О.С.: Чего не прощаете?

С.Р.: Предательства.

О.С.: А Вы не жалеете, что посвятили жизнь детям, а не занялись своей музыкальной карьерой?

С.Р.: А у меня таких и мыслей не было. Да и данных таких не было… Я знаю, что могу, а что не могу… Мои желания всегда были реальны. И я рада тому, что никогда не приходилось страдать из-за нереальности исполнения той или иной мечты…

О.С.: Ваш любимый афоризм?

С.Р.: «Цени СЕГОДНЯ — его так мало: вчера прошло, а завтра не настало…»

comments powered by HyperComments