Поделиться

7

Виктория родилась в семье спортсменов. Ее маму родители привезли в наш город, когда ей было всего 5 лет. А отец — выпускник институт им. Лесгафта по специальности «тренер по лыжам» — попал в Выборг по распределению. Здесь они встретились, познакомились и поженились. Здесь появилась на свет Виктория; здесь она выросла, выучилась, вышла замуж; здесь она работает. Работает, чтобы другие выросли, выучились, нашли свое место в жизни… И работает Виктория Иваненко директором выборгского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы….

Виктория Анатольевна, вы родились в семье спортсменов, и, я так понимаю, спорт с самого детства всегда был одной из главных составляющих вашей жизни?

— Я, наверное, спортсмен-теоретик. Со спортом дружу, но как-то без фанатизма, несколько созерцательно, что ли. Хотя в семье, действительно, все спортсмены, и сын в том числе. В детстве я, конечно, занималась легкой атлетикой. Зимой все выходные проводились на лыжной базе. Все мои сверстники в воскресенье утром смотрели «Утреннюю почту», а я на лыжах… Мне нравилось, но, наверное, больше посидеть на самой базе. Нравилось общение, которое там происходило. Родители до сих пор ведут очень активный образ жизни, и выглядят, и чувствуют себя намного моложе своего возраста. У нас дружная семья, мы много времени проводим вместе.

IMG_4569-2

Родители для вас до сих пор пример?

— Да, конечно. Все закладывается семьей и окружением. Мои родители для меня являются образцом и построения семьи, и человеческих качеств: нравственности, отношения к людям. Родители много времени уделяли воспитанию. Нужно сказать, ребенком я была активным, даже гиперактивным, непоседливым. Мне все время куда-то бежать надо было, стремиться. Сейчас, как родитель, я понимаю, насколько со мной нелегко было.

Родители у меня очень гостеприимные. Ведь что такое спортсмены? Это особый клан, особого склада характера люди. И до сих пор друзья моих родителей, которых я помню еще с детства, вместе переживают и все радости, и все горести. Всегда вместе. Они умеют жить, умеют веселиться, умеют сопереживать. Мы сейчас так время не проводим. Из-за ритма современной жизни встреч становится все меньше и меньше, все чаще мы общаемся только по телефону. А родители до сих пор со своими друзьями встречают все праздники. И очень ценят живое общение.

Помню, в детстве я очень любила Первомай и 7 ноября. Потому что в эти дни после демонстрации мы шли в кино, а после фильма собиралась большая-большая компания. Все вместе готовили какие-то салаты, а мы, дети – все же были практически погодки – вместе играли. И я всегда думала: «Только бы родители задержались в гостях чуть подольше…». Это означало, что мы останемся ночевать у друзей, и будут страшные истории в темноте или какие-то сказки. И этой вот суеты, этого ожидания праздника и чего-то необыкновенного сейчас очень не хватает. Родители, в общем-то, показывали своим примером, что дружба – это ценность. Большая ценность. Что друга нужно поддерживать. И сейчас я с большой уверенностью могу констатировать, что и моему сыну бабушка с дедушкой, поскольку тоже много занимались его воспитанием, сумели привить такое отношение к людям, к жизни.

А о чем мечталось в детстве?

— Ну, это же было советское время. Раньше у нас была идея, цели, пути были определены, уверенность была. Мы все мечтали либо педагогом стать, либо артистом. На самом деле педагогика далеко не для всех, и совершенно напрасно бытует мнение, что если никуда не поступил – всегда можно пойти в учителя. Мне кажется, что дети-то не виноваты, что их вовремя не сориентировали, не помогли самоопределиться. Ребенку в возрасте до 18 лет очень сложно понять, чего он хочет, и что он сам из себя представляет. А сегодня детей атакует огромное количество лишней информации, в которой сориентироваться невероятно тяжело даже взрослому человеку. У ребят, которые приходят к нам сегодня, есть и система моральных ценностей, и жизненная позиция, и социальная активность.

DSC03001

Но они росли в другой социально-экономической обстановке, поэтому они ДРУ-ГИ-Е. Нам это необходимо понять и признать, и работать с ними немного по-другому. И система образования сейчас под эти цели перестраивается. К сожалению, перестройка – это всегда поиски и освоение нового, и важно, чтобы наши ученики не пострадали, пока мы это новое ищем. Ребята – они ведь как пластилин. Что мы в них вложим, что мы им покажем, и что мы с них будем требовать – то и получим «на выходе». И воспитывать, прививать ценности должны мы. Можно огульно говорить, что молодежь плохая. Но честнее было бы спросить у себя, а что мы сделали, чтобы она была хорошая?

На мой взгляд, сейчас мы сами обесценили профессию учителя. Вспомните, если раньше учитель делал что-то, что на наш детский взгляд было несправедливо, ставил ли двойку или писал в дневник замечание, мы же даже показывать родителям это боялись. И всегда за это ругали нас. При любом развитии событий. Со мной никогда не обсуждалось, хороший учитель или плохой. Учитель априори был хорош, и априори был прав. Любой из нас даже помыслить не мог о том, чтобы сказать грубое слово, выказать какое-то неуважение. Учитель был для нас богом независимо от того, нравился или нет. И ведь вспоминаем мы школьные годы, как одни из самых прекрасных. Сейчас же образование мы превратили в услугу. В самом что ни на есть обывательском понимании. Я всем своим сотрудникам всегда говорю: «Мы здесь, чтобы ребят сориентировать. Понять и объяснить». Это только кажется, что они уже взрослые и сформировавшиеся. Им очень не хватает внимания, общения. Они очень отзывчивые. Очень небезразличные к жизни.

IMG_05151

Вы сравниваете свою студенческую жизнь и жизнь сегодняшних студентов?

— Я думаю, все сравнивают себя с молодежью. Но это совершенно разные системы.  Я училась в нашем педагогическом училище. И все было здорово! Нас было немного, мы были первым набором и к нам относились так особенно, тепло. Мы с нашими педагогами до сих пор общаемся, за советами обращаемся. Они для нас так и остались учителями в каком-то большом человеческом смысле. Они в нас всю душу вкладывали. Было очень весело, множество мероприятий проходило: и походы, и вечера… Мы до сих пор это некое «студенческое братство» сохранили, до сих пор поддерживаем связь, обращаемся друг к другу за советом и поддержкой.

Оканчивала училище в 89-м, в начале этого же года вышла замуж, потом родился сын. А потом началась перестройка… Но мы, я хочу сказать, вообще трудностей никаких не ощущали. Да, было непросто, но мне казалось, что так и должно быть. Ну, нет продуктов, так муж бегает с коляской во время прогулки с ребенком, что-то там достает. Удалось раздобыть какую-то резиновую курицу? Очень здорово! И культа из еды мы никакого не делали. Помню, перед свадьбой мы в огромной очереди стояли в магазине на ул. Пограничной. Заняли, и даже не знали зачем. Когда уже подошли к прилавку, оказалось, что дают конфеты – драже в шоколаде. Пришлось взять коробку. Куда уж деваться, раз очередь выстояли. И наряды на свадьбу особо выбирать не приходилось. Тогда же талоны в магазин для молодоженов были. И уж какое в это время платье завезут, в таком и будешь. И никаких проблем мы в этом не видели, никаких трагедий из этого не делали. Был совершенно другой интерес в жизни, был задор, было весело и друзья постоянно были рядышком.

Мы как-то за разговорами о перестройке пропустили волнующий момент знакомства с супругом…
— Познакомились мы на танцах в училище гражданской авиации, где тогда будущий мой супруг учился. И ведь туда меня подружка затащила один лишь раз! И этого оказалось достаточно, чтобы мы познакомились. Дружили, встречались… И романтика была, и разлуки были… Супруг родом из Хабаровска, и уезжал по распределению. Потом вернулся. Поженились. После училища я была распределена в 12-ю школу, но почти сразу в декрет ушла.

DSC029391

А как же вы свою трудовую биографию начали?

— Благодаря Тамаре Михайловне  (прим.: Тамара Телегина – первый директор выборгского филиала Академии), которая позвала меня, предложила мне в 1995 году работу в библиотеке. Получается, что Академия – мое по-настоящему первое место работы, и все 18 лет моего стажа прошли здесь. Тамару Михайловну Телегину я вообще считаю моим учителем по жизни, куратором моего становления как личности, как профессионала. Я ей очень благодарна за все. Хотя работать под ее руководством было очень нелегко. Возможно, оттого, что как раз проходило формирование мое, как специалиста, и оттого, что Тамара Михайловна была очень требовательным человеком. Очень. И справедливым. И если она за что-то выговаривала, то это было исключительно за дело. Это я сейчас уже понимаю, что когда человек небезразличен, с него и спрашивают строже. Вообще она была очень мудрым руководителем. Своим видением, прозорливостью всегда в примере была. До сих пор я каждый день мысленно к ней обращаюсь, пытаюсь понять, а как бы она поступила.

Тяжело возглавлять академию после такого сильного руководителя?

— Это, конечно, огромная ответственность. И уже после трагического ухода Тамары Михайловны у нас произошло слияние двух московских вузов, что послужило поводом для реорганизации всей огромной системы… Нас же 68 филиалов по стране! В каждом субъекте федерации, в каждом областном центре. Несмотря на многочисленность филиалов по всей стране, мы себя зарекомендовали одним из лучших. Но расслабляться нельзя, так как нам выдан огромный кредит доверия головным кампусом. Что подтверждается выделением бюджетных мест нашему филиалу, впервые за все время существования. Наша цель – работать на развитие и улучшение качества учебного процесса.

Сейчас работа какое место в жизни занимает? Судя по нашим с Вами попыткам встретиться, наверное, процентов 80?

— Мне не отделить работу от личной жизни. Близкие уже махнули на меня рукой: так уж сложилось, что когда пришла сюда на работу, пришлось очень много учиться, много нового осваивать, много сил и времени отдавать работе. А вообще, мне жаловаться не на что. Может быть все в жизни дается мне не так уж просто, но это приносит огромное удовольствие и удовлетворение. Особенно, когда видишь, что твоя работа приносит пользу, добро людям – вдвойне хорошо. Я счастливый человек, я рада всему, что жизнь мне дала. Конечно, всегда есть текущие вопросы, но они решаемы. Самая большая проблема для меня – где взять время, как растянут сутки и неделю, потому что их катастрофически не хватает.

Мне показалось, что Вы в принципе огромное удовольствие получаете от общения с людьми, от того, что происходит в Вашей жизни?

— Безусловно! Ведь на самом деле, чтобы получать хоть что-то от жизни, нужно сначала хоть что-то отдать.

comments powered by HyperComments