Поделиться

После долгого отсутствия в Выборге я как-то практически случайно оказалась в паб-ресторане «Чемпион» и не узнала его. Посетители «омолодились», меню стало более демократичным и разнообразным, какое-то постоянное движение образовалось: кто-то в баре что-то заказывает, кто-то за столиками обедает, а кто-то, видимо, деловую встречу назначил и что-то серьезно обсуждает в небольшой компании. И интерьер все тот же, но вроде как-то светлее и уютнее стало. Спросила у друзей. Говорят «в баре директор новый». А кто директор-то? Вот это сюрприз! Небезызвестный MATRIX, выпускник Петербургского Университета аэрокосмического приборостроения Александр Нисторович.

Александр Нисторович: «Жизнь — одна большая вечеринка»— Саша, как же так получилось, что ты вдруг круто изменил вид деятельности?

— На самом деле вид деятельности не особенно изменился. Как была работа с людьми, так и осталась, что мне очень нравится. Понимать людей, чем они живут, чего им хочется… будь это музыка, если мы говорим о «прошлой жизни», когда я занимался организацией вечеринок, концертов, или гастрономические пристрастия, если говорить о «Чемпионе». Так же постоянно общаешься со своими гостями. Будь то ночной клуб или концертная площадка, всегда хочется понять, чем их удивить в следующий раз, каковы их вкусовые пристрастия в музыке. Здесь – теже вкусовые пристрастия, только уже в прямом смысле. Каких блюд хотят наши посетители? Как хотят чувствовать себя в нашем заведении? Надеюсь, нам удалось создать такую атмосферу, чтобы наши гости чувствовали себя как дома, будь то общение с персоналом или с людьми, которые сидят за соседним столиком. Заполучить гостя, чтобы он вошел в эти двери, очень сложно. Удержать – еще сложнее. Всего лишь одно незначительное «плохо» может отвернуть навсегда.
Александр Нисторович: «Жизнь — одна большая вечеринка»
— Трудно было начинать? Бар «Чемпион» все же заведение с имиджем, с именем, с историей…

— И за это моя глубокая благодарность предыдущему директору Сергею Назарову, который вложил сюда очень много сил. Если заглянуть в историю, в августе «Чемпиону» исполнилось 15 лет. Только подумайте, сколько интересных людей здесь за это время побывало! А 16 лет назад сюда приехал шведский дизайнер Майкл Якобсон, который и создал интерьер «Чемпиона» в стиле английского паба. Сам бар собран со всего мира «по нитке»: обои из Англии, мебель из Голландии, кофе-машина из Италии… Кафель у тебя под ногами финский, ему 104 года. Когда мы поняли, что уже не хватает посадочных мест, чтобы принять всех наших гостей, решили открыть новый зал. Можно было сделать все просто: уж моих дизайнерских способностей хватило бы, чтобы повторить то, что уже сделано. Но я через Интернет нашел того же самого дизайнера. Пишу ему: «Привет, Майкл. Меня зовут Саша. Ты меня не знаешь, но знаешь бар «Чемпион» в Выборге…» Наш бар – это ведь один из первых его проектов в России. Очень сложно было договориться о встрече, очень сейчас занятой человек, делает дизайн для баров, гостиниц и казино от Владивостока до Лиссабона. Разговаривать с ним одно удовольствие. Он рассказывает, к примеру, что в Риге делал бар «КХЛ», а я только что из Риги, я был в этом баре и я был действительно восхищен.

В общем, с его помощью мы выдержали дизайн второго зала в том же стиле, но внесли некоторые изменения. Хотя обои те же, английской мануфактуры. Они как 20 лет назад выпускались, так и сейчас выпускаются. Когда Майк зашел сюда, он сказал, что «Чемпион» сейчас именно такой, какой должен быть английский паб: где-то что-то отломано, где-то поцарапано, обои, вот видишь, на углу протерлись. Вот этим стульям, столам, даже этим обоям по 15 лет. И это сейчас тот самый стиль «винтаж», который при всех стараниях дизайнера может создать только время.
Бар «Чемпион» для меня всегда был заведением очень высокого уровня. Помню, еще будучи школьником, 11-класником, я проезжал мимо на велосипеде… А здесь всегда стояли дорогие автомобили, и приходили люди с очень большим достатком. Мы, школьники, даже не могли себе представить, как можно сюда зайти. И я всегда думал: «Вот когда-нибудь накоплю денег, разгонюсь на велосипеде и влечу в это стекло. Положу им на барную стойку деньги, скажу: «Купите себе стекло», и уйду». Друзья не дадут соврать, мы обсуждали такой вот «громкий» вход. А войти получилось совсем по-другому.
Александр Нисторович: «Жизнь — одна большая вечеринка»Конечно, сначала очень тяжело было, составление всех этих калькуляций, карт блюд, вообще понять, как предприятие работает. Но я считаю, что любой профессии можно научиться. Главное желание и упорство. До сих пор стараюсь учиться, познавать, где-то что-то подсмотреть, с кем-то посоветоваться. А тогда мы садились вместе с поварами, все вместе просчитывали, прорабатывали все блюда. Пробую – не нравится, не нравится, опять не нравится! Потом приглашаю друзей, устраиваем здесь дегустационный обед. В итоге что-то утвердили, что-то отвергли. Вот так, благодаря вкусу друзей, новое меню и составляли. И сейчас добавление каждого нового блюда проходит через одобрение друзей. В конце концов, я это делаю не для себя, а для тех людей, которым нравится сюда приходить. Сейчас у нас постоянных клиентов очень много. Есть гости, вкусы которых мы уже наизусть знаем. В Германии я даже видел, и в Англии это тоже практикуется, что на столиках сбоку прикреплены шильды с именами людей, которые здесь сидят постоянно. Если этот человек приходит в бар, меня, к примеру, могут попросить пересесть за другой столик, потому что это его постоянное место. Даже есть иерархия, когда прикреплены две шильды одна над другой. То есть того, кто в этой иерархии в более низком положении могут так же попросить пересесть.

— Саша, по твоей увлеченности чувствуется, что ты на работе, наверное, сутками пропадаешь. А супруга не возражает? Не говорит, что ты нужен дома?

— Мне кажется, так любая женщина говорит. И моя Алена хотела бы больше видеть меня дома. Но она понимает, что всякая работа делается во благо семьи. У меня, наверное, все-таки получается некий баланс найти, чтобы и семья была довольна, и работа делалась, ну и спорту внимание уделялось.
Александр Нисторович: «Жизнь — одна большая вечеринка»
— А как с супругой то познакомились? Это же интересный и волнующий момент!

— Это произошло в «Чемпионе». Я был здесь на дне рождения. А Алена в то время работала в Конкорде. И они сюда с коллегами заходили обедать. Вот так как-то и познакомились. Через 1,5 года мы уже поженились, а еще через полгода у нас родилась дочь. По нынешним времена у нас, наверное, скоротечные отношения были.

— С другой стороны, быстрые браки обычно крепкими бывают.

— Я очень люблю всякую статистику читать. А она говорит, что если в ближайшие два года ты не женился, ничего хорошего от отношений можно уже не ждать: в 70 случаях из 100 люди расходятся. Алене, конечно, тяжело сейчас. Полтора года она сидит дома с дочерью, а сидеть дома она не привыкла. Ей, как человеку активному, очень не хватает общения, деятельности бурной. Она человек очень творческий, и, думаю, работа у нее в перспективе тоже будет какая-то созидательная. Что это будет конкретно – кто может сказать? Женские мысли – вещь настолько непредсказуемая! Они же каждый день меняются! Но, конечно, каждое ее желание, впрочем, как и каждое мое, мы обсуждаем. Она ведь мне не только супруга, но и друг. И в каких-то ситуациях ей со стороны, с «ее колокольни» виднее. И она мне советует: «Я бы вот так сделала». Я, конечно, отвечаю, что это все неправильно, но потом думаю про ее слова и понимаю, что да, она, пожалуй, права. Она и здесь, в ресторане во многом мне помогает.
Александр Нисторович: «Жизнь — одна большая вечеринка»
— С Аленой у вас вообще много общих интересов?

— Самый главный наш общий интерес, а заодно и общий интерес наших родителей – это наша дочь Соня. Ей уже полтора года. И ее любимая игрушка – теннисная ракетка. Очень любим кино. Часто ездим в театры. Путешествовать обожаем, даже съездить просто погулять по Хельсинки, по Таллину. Объехали, наверное, уже пол-Европы. Хочется посмотреть, как живут люди. А может быть, где-то живут лучше, чем мы? Менталитет у людей разный, разный образ жизни. У них там, к примеру, жарко, они себе сиесту устраивают и им плевать, что у них очередь в ресторан стоит. Закрывают дверь у тебя под носом, «мы два часа не работаем», и все, ничего с этим не сделаешь. А русский человек этим бы воспользовался, стриг бы в это время, наверное, «капусту».

Бармен, я считаю, вообще самая крутая профессия в мире
Мне вообще всегда интересны люди. Я долгое время проработал барменом, когда вечеринки устраивал. Бармен, я считаю, вообще самая крутая профессия в мире. Такого количества общения, как бармен, наверное, не получает никто. Приходят настолько разные люди… от человека, который едва наскребает на кружечку чая, до человека, который не глядя заказывает самый дорогой коньяк и пьет его один за барной стойкой. А спросишь его: «Может еще что-нибудь?», и потом начинаешь ощущать себя священником в исповедальне: выслушаешь многое, а никому не можешь этого рассказать. Отсюда и понимаешь, чего люди хотят, кто как живет, у кого какие цели. И очень часто, кстати, пытаешься научиться на чужом опыте. Вот в этой ситуации человек поступил вот так и ошибся, а если вдруг у тебя возникает подобная ситуация, ты уже находишь другой путь ее развития. Вообще люди, которые работают в сфере обслуживания, должны быть психологами.
Александр Нисторович: «Жизнь — одна большая вечеринка»
— Вообще-то говорят, что работа бармена очень тяжела именно в психологическом плане…

— Нет, сложно не было. Я действительно люблю эту работу. Я и сейчас, бывает, становлюсь за барную стойку, а бывает, и с подносом бегаю, обслуживаю гостей, как официант. Я не считаю это зазорным и не стесняюсь этого нисколько. Все мы люди. Случается, заболел кто-то, и искать замену уже поздно – у всех свои планы на свободное время. Я не злой начальник, я легко отработаю за кого-то из сотрудников, если у меня, конечно, нет какой-то мегаважной встречи.

— Саша, а как ты начал заниматься организацией вечеринок?

— Есть у меня друг Андрей Бекшаев, и мы с ним создали промо-группу Wild Town – Дикий город. Это был 2001 год. Мы, будучи студентами, постоянно ездили на концерты и в клубы в Санкт-Петербург. Потому что у нас в то время редко что-то предлагалось. Были на тот момент в Выборге клуб «Сафари», клуб «Сантана», но мегазвезды туда никогда не приезжали. По крайней мере, играющие те направления музыки, которые нравились нам. И мы решили, почему бы для выборжцев, которые не имеют возможности вырваться в Питер, не устроить вечеринку здесь? И устроили. Под названием «I was born by drum&bass». Пригласили очень известного на тот момент DJ E-Zoom. Сняли рок-клуб Кочегарку. Прикинули: диджей стоит столько, аренда – столько, надо еще билеты делать, чтобы хоть какую-то часть затрат вернуть. Мы же в эту вечеринку бухнули все, что нам родители на месяц давали на жизнь. Мы даже особо и не рассчитывали хоть что-то «отбить». А когда закрылись, поняли, что мы еще и заработали аж по 100 рублей!..

По тем временам 100 рублей – это еще что-то значило, я мог в Санкт-Петербурге неделю прожить на эту сумму. После этой вечеринки началось общение с теми, кто позже стал нам хорошими друзьями, кто говорил нам, каких еще диджеев хотелось бы здесь увидеть-услышать… И через год мы уже делали вечеринку в Сафари, которая до сих пор в клубной жизни Санкт-Петербурга одним из самых крупных событий считается. Мы пригласили лучших на тот момент диджеев drum&bass в России – Took, Boomer и Настя. Они должны были выступать в час ночи, подъехали к половине первого, а им просто не войти. Потому что даже вестибюль был забит людьми. Олег Черных нам помогал заводить диджеев через какой-то черный ход, через подвал. Только по билетам тогда пришло в клуб около 1300 человек. А сколько еще просто приглашенных было, сколько наших друзей, которым было позволено все: и бесплатно пройти на наши мероприятия, и посидеть за одним столом с диджеями! На два года мы уже пригласили DJ Грува, это уж вообще всем известная личность в шоу-бизнесе. И в дальнейшем уже привозили диджеев из Испании, из Англии, приглашали вообще мегазвезд.
Александр Нисторович: «Жизнь — одна большая вечеринка»
Но потом, наверное, повзрослели, приостановили свою деятельность. По большому счету, организация вечеринок для нас была скорее увлечением, хобби. Мы никогда на эту деятельность, как на способ зарабатывания денег, не рассчитывали. Тем более, что выборгская публика очень специфичная, ее настроение очень трудно угадать. Это все, кто сюда приезжает, отмечают. Можно всю душу выложить в мероприятие, а на него никто не придет. А обиднее пустого танцпола или пустого концертного зала, наверное, ничего нет. А бывает, что как попало сделаешь, как говориться, на лопате кинешь чего-нибудь в центр зала аж мухи налетят, и все довольны, еще и скажут: «Вот это ничего себе перфоманс! Еще и мух организовали!»

— А когда интерес к вечеринкам ушел, что-то на его место пришло?

Я считаю, что все должно быть с душой, с открытым сердцем: работа, семья, учеба, отдых
Наверное, нельзя сказать, что интерес прямо совсем ушел. Скорее, какое-то затишье наступило. Это, знаешь, как музыкант выпускает один альбом, второй, третий, а потом раз — и пропадает года на два. И никакой весточки от него. А он себе где-нибудь там музицирует, вдохновение ловит. Вот и мы так же, бродили по ночным клубам, ездили по области, потому что из Выборга уже выросли. Делали вечеринка в Колпино, в Гатчине… Потом опять затишье наступило. Как-то без души стало делаться. А так лучше и не делать ничего. Я считаю, что все должно быть с душой, с открытым сердцем: работа, семья, учеба, отдых… Я вот на последнем турнире по теннису выступал (ну это такая наша любительская выборгская лига, наверное, в общем зачете 2015-я Лига в России), вышел на корт, а играть не хочется. Знаю, что противник слабее, а играть не хочется. Все. Сдался и ушел.

— Ты же, в принципе, многими видами спорта увлекаешься?

— Я бы не сказал. В детстве это были футбол и баскетбол. Сейчас волейбол и теннис. И у меня может быть в неделю по 6 тренировок. Зимой на сноуборде катаюсь. Да, десять лет уже участвую в велопробеге Выборг-Лаппеенранта. Но это же все не на профессиональном уровне, чисто для себя. Приходишь в спортзал после работы, и весь негатив, который за день так или иначе накапливается, на спортивной площадке сбрасываешь.

— Как же ты на все это время находить умудряешься?

— Спать меньше приходится. Как все говорят, на пенсии, наверное, высплюсь. Встаю рано. Маршрут ежедневно одинаково начинается – еду на рынок, в магазин, сам выбираю продукты для бара. Сам хочу все потрогать, понять, что будут сегодня есть наши гости: овощи, мясо, продукцию рыбных ферм – это особенно важно, поскольку в меню у нас суши, и рыба должна быть очень свежей. Потом очень много бумажной работы. Как правило нудной, но, к сожалению, очень нужной. После работы стараюсь побыть с семьей. Потом еду на тренировку. Часто вечерами приезжаем с женой сюда поужинать, пообщаться с друзьями. Кстати, пока учился на последних курсах и после университета, когда работал на заводе по производству компакт дисков, жил в Петербурге.
Александр Нисторович: «Жизнь — одна большая вечеринка»
Очень люблю этот город за его динамику: люди все суетятся, бегут куда-то. Мне это очень нравится. Но когда начинаешь работать в таком ритме, понимаешь, что ничего не успеваешь. Только на дорогу до работы 2 часа уходит. Еще столько же обратно. А если еще заехал в спортзал! Это, наверное, город для холостяков. Потому что на семью времени вообще не остается. Выборг по сравнению с Питером – как на дачу приехал. Тихо, спокойно, размерено. И столько всего за день сделать успеваешь! В маленьком городе все друг друга знают, тут многие вопросы вообще можно решать по телефону. Мне иногда кажется, что моя жизнь – это одна большая вечеринка, на которой только надо правильно распределить время на семью, работу, спорт, друзей, ну и, конечно же, чтобы на потанцевать немного осталось. И во все это непременно вложить душу.

comments powered by HyperComments