Выборгский детский дом: У каждого есть шанс обрести семью

Поделиться

В Ленинградской области становится меньше детей-сирот. В этом году их насчитывается 948, что на 220 меньше, чем в 2014. Такие цифры были озвучены на региональной конференции «Приемная семья: достижение и перспективы развития» в Кингисеппском районе. Каково место Выборгского района в этой статистике? За ответами редактор ivbg.ru отправилась в выборгский детский дом «Родничок».

1387803695_0573.1000x800
Шанс на семью и детство должен быть у каждого

Детский дом в посёлке Калинина – единственный в Выборгском районе. На утопающей в зелени территории расположен небольшой корпус, который соседствует с обычным детским садиком. Директор Андрей Пак встречает у дверей. Длинными коридорами мы идем в его кабинет. Там всё как у школьного учителя — рабочий стол, бумаги сложены в ровные стопочки, только на стене – фото директора с футболистом петербургского клуба «Зенит» Халком.

Андрей Моисеевич сразу ничего не опровергает и одобрительно качает головой, услышав цифры статистики. «Это так, забирать детей стали чаще. И вот вам показательные цифры – год назад, в ноябре 2014, у нас в детском доме было 66 детей, на сегодняшний момент – осталось 30. 36 ребят передано в семьи!»

Мужчина предлагает сразу разобраться, кто и как забирает детей. А это может быть, во-первых, возврат в биологическую семью (восстановление законных прав родителей). Во-вторых, приемная семья (семья по договору, может быть с возмещением денег и без возмещения (если опеку берут кровные родственники ребенка). В-третьих, усыновление — это, по словам специалистов, самая приемлемая форма и для детского дома, и для родителей, при которой происходит полное восстановление правовых отношений, например, ребенок становится законным наследником семьи.

Существует и четвертый вариант – гостевые семьи, так называемые семьи выходного и праздничного дня.

«Конечно, наибольший процент родителей берут опеку над ребенком (75% случаев), — говорит Андрей Пак. — Я не буду лукавить, эта форма в том числе популярна и из-за финансовой составляющей – пособия в размере около 24 тысяч рублей, которое выплачивается опекуну за ребенка ежемесячно. Усыновление – более осознанный шаг, где ты полностью признаешь ребенка своим. Кто-то после усыновления/удочерения принципиально перестает общаться с органами опеки и нами – хочет, чтобы ребенок начал жизнь с чистого листа. Я могу это понять. Кто-то поддерживает с нами связь, присылает фотографии. Бывают и неудачные случаи, да еще и с запозданием. Например, родители взяли 7-летнего ребенка, а с наступлением подросткового возраста ребенка, 14-ти лет, происходит перелом — не могут сладить, говорят: гены берут свое. И несмотря на то, что главный наш принцип У КАЖДОГО РЕБЕНКА ДОЛЖНА БЫТЬ СЕМЬЯ, если в ней идет полный разлад – мы в первую очередь смотрим за комфортом и психологическим здоровьем ребенка в ней. Формат гостевых семей подходит для более старших ребят. Малыши слишком остро реагируют, думают, что это уже их новая семья».

Воспитанники детдома "Родничок" с ФК "Зенит"
Воспитанники детдома «Родничок» с ФК «Зенит»

По статистике этого года больше всего приемных детей берут в Гатчинском (135), Всеволожском (129) и Выборгском (100) районах. Андрей Пак говорит, что тут сыграли свою роль сразу несколько факторов: интерес СМИ к вопросам детей-сирот, появление большого количества социальных проектов, передач об усыновлении; выход детской темы в интернет, создания баз родителей и детей, сайтов помощи. Выборгский район входит в тройку лидеров по усыновлению именно за счет органичной работы этих факторов, их влияния на среду. Кроме того, один из основополагающих моментов, и комитет образования Ленинградской области ставит именно такую задачу – направлять детей сразу в семьи, не доводя до детских домов.

Каково лицо современного усыновителя, мы спросили у Тамары Лащук, социального педагога детского дома «Родничок».

«География обитания наших семей велика – Краснодар, Москва, Санкт-Петербург, Вологда», — перечисляет она. На вопрос, отдают ли детей родителям-одиночкам, отвечает положительно. «Есть у нас в Петербурге пожилой преподаватель, взял двоих детей. Сначала мы сомневались – то ли это, но потом увидели – он в детях души не чает, везде их возит, всему учит. Есть определенная категория людей — обеспеченные взрослые пары, у которых в жизни есть уже всё, кроме детей. Но наибольший контроль органы опеки и косвенно мы ведем за биологическими родителями, восстановленными в правах. Нельзя сказать, что рецидивы — поголовная проблема. Каждый реагирует по-разному, когда забирают ребенка. Кто-то берет себя в руки, ну а кто-то…».

Хорошая семья — это магия
Но то, что ребенку лучше в семье – неоспоримый факт, считают в Выборгском детском доме.

«Конечно, у нас здесь домашняя атмосфера, достаточное количество нянек, приглядывающее за детьми. Но хорошая семья – это совсем другое, это как магия – говорит Тамара. – У нас в детдоме жила пятилетняя девочка, которая из-за задержки развития не разговаривала. Ее взяли в семью, где уже через пару месяцев она стала произносить слова! Или девочка, с рождения отравленная наркотиками, с очень плохим здоровьем, слабенькая. После удочерения она преобразилась. Когда мамочка прислала фотографии, я ее не узнала!»

Андрей Пак пришёл в детдом «Родничок» в 2008 году. За пять лет была проделана большая работа, настоящая борьба, как в вопросах финансового обеспечения детдома, так и в его образовательном росте. Решена проблема с горячей водой и санузлами, отремонтирован спортзал, спонсоры обеспечили учреждение необходимой техникой, «Газпром» подарил целое футбольное поле, футбольный клуб «Зенит» и лично Халк приглашают ребят на матчи, дети третий год ездят отдыхать на Черное море.

И это статья не о том, что в этой сфере нет проблем. Все мы знаем, как сложно ребенку, оставшемуся без родителей, и как сложно решиться принять чужого ребенка в семью. Это статья, наверное, о возможности сказать спасибо людям, готовым это сделать.

Эльза Рада

comments powered by HyperComments
Поделиться
Загрузка...