Поделиться

29 апреля 1918 в Выборге произошло ужасное кровавое событие, получившее название «Выборгская резня». В этот день жертвами стали сотни человек.

Выборгская резня
Жертвы «Выборгской резни»

Немногие выборжцы, проходя через расположенные к западу от Выборгского замка сооружения крепости Корон-Санкт-Анна, вспоминают о том, что эти земляные валы и рвы являются тем самым местом, где весной 1918 г. разворачивались едва ли не самые трагические события во всей многовековой истории Выборга. В последние дни гражданской войны в Финляндии здесь, во рвах слева от Фридрихсгамских ворот, было без суда расстреляно около двухсот выборжцев, большинство из которых были русскими и не принимали участие в военных действиях. К настоящему времени установлены имена 87 расстрелянных в укреплениях, но этот список далеко не полон. Крепость Корон-Санкт-Анна – лишь одно из нескольких мест в Выборге, где в дни белого террора проходили казни над русскоговорящим населением города.

Жертвы "Выборгской резни"
Жертвы «Выборгской резни»

Выборг, пограничный город с большим русским гарнизоном, тяжело пережил события 1917–1918 гг. Именно гражданская война в Финляндии стала причиной того, что радикальное националистическое движение и ненависть к «инородцам» нашли здесь открытое, гласное выражение. Инородец, включая того, чьи предки веками жили на этой земле, стал теперь «воплощением зла», причиной бедствий, подстрекателем.

Свою роль в трагическом развитии событий сыграло и отношение населения к происходящему. За время, когда Выборг находился в руках красных (январь – апрель 1918 г.), многие выборжцы пришли к выводу о политическом «родстве» финского социализма и российского большевизма. Когда отступающие силы красных прибегли к террору, стало очевидным, что белые будут мстить. Но вряд ли кто-то мог предположить, что месть примет такие ужасающие формы. Иллюстрацией к тому, как менялись настроения, не вовлеченных в политическое противостояние, могут служить записи в дневнике барона Пауля Эрнста Георга Николаи, владельца имения Монрепо. 29 апреля, в день, когда Выборг был взят войсками белых, Николаи писал:

— Какой сюрприз! В половине девятого меня позвали вниз, и я увидел пикет, состоящий из дюжины молодых людей в серой униформе и австрийских фуражках – белогвардейцы! Милые парни из Каянского полка! В городе видел длинную колонну узников – красных бандитов, которых уводили в барак. 22 представителя белых были убиты в тюрьме, и среди них архитектор Леандер Иконен – я надеюсь только, что белые смогут удержаться от мести. Это словно пробуждение от ночного кошмара. Думать, что мы свободны, свободны от красных и от русских.

А вот его же записи от 2 и 3 мая:

— Мадам Наумова пришла попросить сертификат для своего мужа. Ее сын, 16 летний мальчик, был схвачен и расстрелян в первый день, без всякой причины. Я думаю, услышали, что он говорит по-русски! Все русские названия улиц должны быть сняты в течение 48 часов. Это кажется идиотизмом в городе с таким большим русским населением. Похоже, что многие, если не все русские, расстрелянные в прошлый понедельник, были невиновны.

Жертвы "Выборгской резни"
Жертвы «Выборгской резни»

Свидетельство П. Э. Г. Николаи – одно из множества, связанных с этими событиями. То, что казнены были люди, непричастные к военным действиям, было очевидно с самого начала. Более того, многие знали, что в числе расстрелянных выборжцев были те, кто ждал прихода белой армии. Ждал, как освободителей…

В исторической науке России и Финляндии так и не выработалось единого мнения относительно оценки событий финской гражданской войны и, в особенности, оценки военного террора. В СССР долгое время делался акцент на зверства белогвардейцев, подчеркивалась несоразмерность жестокости, проявленной белой армией действиям красногвардейцев. В Финляндии вплоть до 1960 х гг., законность действий белой армии не подвергалась сомнению, а действия красных описывались как преступные. Эта ситуация начала меняться после публикации в 1966–1971 гг. трилогии профессора Яакко Пааволайнена о красном и белом терроре и о лагерях для военнопленных в 1918 г. Исследование Пааволайнена заставило многих историков более молодого поколения пересмотреть отношение к итогам финской гражданской войны.

По материалам: Ларс Вестерлунд. Мы ждали вас как освободителей, а вы принесли нам смерть… СПБ.: АВРОРА-ДИЗАЙН, 2013. — 128 с.

comments powered by HyperComments
Поделиться
Загрузка...