Поделиться
Текст: Елена Березовская

Не буду скрывать, я шла знакомиться с этой девушкой уже под гнетом предвзятого отношения. Как же! Дочь богатых родителей, прожжённая тусовщица, героиня многих городских сплетен… Какую историю можно от такой ожидать?

Дарья Назарова: «Я сама заплатила за свои ошибки»«Знакомься, это Даша» — представил мне Олег хрупкую девушку с ясными детскими глазами и искренней улыбкой. Сердце мое дрогнуло и начало таять. Ведь не может быть у человека без души такого светлого взгляда, такого ощущения тепла? Оказалось, что действительно не может. Потому с особым удовольствием представляю вам – Дарья Назарова. Прошу любить… =)

— Даша, а какое было детство у дочери богатых родителей?

— Из детства у меня очень много приятных воспоминаний. Самые яркие, пожалуй, как мы в Дагомыс ездили с родителями. Мне, наверное, 3 года исполнилось. Это было ощущение праздника. Мы всегда много путешествовали.
Очень запомнились пирожки бабушки Зины. Папина мама меня просто обожала, я постоянно у нее ночевала. А как изумительно она готовила! Все время ее вспоминаю…

— Мне почему-то кажется, что тебя в детстве баловали…

— Да, меня баловали! Лет до 12, наверное. Как переходный возраст начался, так родителям не до баловства стало. Хотя, нет. Мне кажется, что родители меня очень любили (да и сейчас любят) и всегда баловали… Все, что хочешь, у меня было.

— А было ощущение вседозволенности?

— Нет! У нас с сестрой такого ощущения никогда не было. У нас папа очень строгий. Тираном его, конечно, не назовешь, но все должно быть, как он хочет. Например, одежду самой выбрать было практически невозможно. Мы приходили в магазин, он говорил: «Вот это, это и это. Это все тебе». Конечно, все очень хороших марок, но мне же нужно было проявить себя! До скандалов доходило.

Дарья Назарова: «Я сама заплатила за свои ошибки»

Мы всегда жили за городом, в Пальцево. Там мои дедушка и бабушка жили, а прабабушка была первая, кто туда приехала со своей семьей. Сейчас в доме дедушки мама живет и папа по соседству. Такое «родовое гнездо». После школы меня всегда туда увозили. Остаться в городе у подружек – было каким-то неимоверным праздником. Но дискотеки были всегда! Начиная с трехлетнего возраста дискотеки в Дагомысе, какие-то детские праздники, рестораны, поскольку папа тогда был генеральным директором «Дружбы», были всегда. Собственно, почему в гостиничный бизнес я и пошла.  Хотя папа хотел, чтобы я стала адвокатом в Англии и зарабатывала большие деньги.

— Учиться заставляли?

— Учиться? Заставляли. Но я училась хорошо только по тем предметам, которые мне нравились – английский, физкультура… Мало, конечно, было таких предметов.… Да и в школе меня, как дочку богатых родителей, зажимали. Училась на тройки. Я вообще не усидчивая. Сидеть над учебниками – совершенно не моё. Или корпеть над сводами законов. Нет, защищать людей в суде я бы смогла, потому что я правдолюб и вечный борец за справедливость. Но чем оперировать в суде?

— Ты со своим правдолюбием часто в ситуации попадаешь?

— Ой, попадаю! Это уже со временем поняла, что всем не докажешь. У каждого своя жизнь, и свое мнение, и не всем эта правда нужна. Но все равно, всегда выступаю!

— Даша, в тебе характер чувствуется прямо- таки несгибаемый!

— Мне очень хочется быть мягкой, женственной и нежной. Но жизнь научила меня поступать иначе. Пришлось самой пробиваться, самой зарабатывать деньги на жизнь, и хорошие деньги. Потому что в детстве еще был заложен определенный уровень требований к одежде, отдыху, стилю жизни. И опускать его не хочется. Поскольку я решила быть самостоятельной девочкой, не опираться на деньги родителей, приходится вкалывать, и приходится быть жесткой.

— А в какой момент ты решила стать самостоятельной? Ведь, насколько я помню, тебя все же в соответствии с папиным желанием отправили на учебу в Англию…

— Я, выращенная в деревне, девушка-ромашка, провинциалочка… и вдруг в Англию! Этого, в первую очередь, желал папа. Наверное,  хотел воплотить во мне какие-то свои амбиции, свои мечты. Я, конечно, была счастлива, потому что хотела уехать из дома, из-под родительской опеки, почувствовать свободу. Для меня это было волнительно, ново — самостоятельная, взрослая жизнь.  Это было начало 99-го года. Прилетела я в школу на полгода позже. На меня же упало дерево в парке! Я получила травму, и поэтому опоздала. Первый день, как сейчас помню, мне выдали форму, оформили документы, и я говорю: «Ну, я пойду к маме в отель». А директор мне: «Никакой мамы! Ты остаешься в общежитии школы». И тут я поняла: все… началась новая жизнь.

И в первую же ночь мне устроили «посвящение», жесткий был прессинг, причем со стороны русских. Это была частная школа, у нас училось много русских, чеченцев, в частности внук Председателя Правительства Чеченской республики Доку Завгаева. Родион Газманов в нашей школе учился. То есть дети очень обеспеченных и высокопоставленных людей. Я из Выборга была самая скромная по статусу. Но, характер я, конечно, свой показала. Мне сказали: «Ок, будешь жить». На следующее утро я прибежала к маме, плакала, умоляла меня забрать. Было очень страшно.

Мы всегда жили за городом, в Пальцево. Там мои дедушка и бабушка жили, а прабабушка была первая, кто туда приехала со своей семьей. Сейчас в доме дедушки мама живет и папа по соседству. Такое «родовое гнездо». После школы меня всегда туда увозили. Остаться в городе у подружек – было каким-то неимоверным праздником. Но дискотеки были всегда! Начиная с трехлетнего возраста дискотеки в Дагомысе, какие-то детские праздники, рестораны, поскольку папа тогда был генеральным директором «Дружбы», были всегда. Собственно, почему в гостиничный бизнес я и пошла.  Хотя папа хотел, чтобы я стала адвокатом в Англии и зарабатывала большие деньги.

— Учиться заставляли?

— Учиться? Заставляли. Но я училась хорошо только по тем предметам, которые мне нравились – английский, физкультура… Мало, конечно, было таких предметов.… Да и в школе меня, как дочку богатых родителей, зажимали. Училась на тройки. Я вообще не усидчивая. Сидеть над учебниками – совершенно не моё. Или корпеть над сводами законов. Нет, защищать людей в суде я бы смогла, потому что я правдолюб и вечный борец за справедливость. Но чем оперировать в суде?

— Ты со своим правдолюбием часто в ситуации попадаешь?

— Ой, попадаю! Это уже со временем поняла, что всем не докажешь. У каждого своя жизнь, и свое мнение, и не всем эта правда нужна. Но все равно, всегда выступаю!

— Даша, в тебе характер чувствуется прямо- таки несгибаемый!

— Мне очень хочется быть мягкой, женственной и нежной. Но жизнь научила меня поступать иначе. Пришлось самой пробиваться, самой зарабатывать деньги на жизнь, и хорошие деньги. Потому что в детстве еще был заложен определенный уровень требований к одежде, отдыху, стилю жизни. И опускать его не хочется. Поскольку я решила быть самостоятельной девочкой, не опираться на деньги родителей, приходится вкалывать, и приходится быть жесткой.

— А в какой момент ты решила стать самостоятельной? Ведь, насколько я помню, тебя все же в соответствии с папиным желанием отправили на учебу в Англию…

— Я, выращенная в деревне, девушка-ромашка, провинциалочка… и вдруг в Англию! Этого, в первую очередь, желал папа. Наверное,  хотел воплотить во мне какие-то свои амбиции, свои мечты. Я, конечно, была счастлива, потому что хотела уехать из дома, из-под родительской опеки, почувствовать свободу. Для меня это было волнительно, ново — самостоятельная, взрослая жизнь.  Это было начало 99-го года. Прилетела я в школу на полгода позже. На меня же упало дерево в парке! Я получила травму, и поэтому опоздала. Первый день, как сейчас помню, мне выдали форму, оформили документы, и я говорю: «Ну, я пойду к маме в отель». А директор мне: «Никакой мамы! Ты остаешься в общежитии школы». И тут я поняла: все… началась новая жизнь.

И в первую же ночь мне устроили «посвящение», жесткий был прессинг, причем со стороны русских. Это была частная школа, у нас училось много русских, чеченцев, в частности внук Председателя Правительства Чеченской республики Доку Завгаева. Родион Газманов в нашей школе учился. То есть дети очень обеспеченных и высокопоставленных людей. Я из Выборга была самая скромная по статусу. Но, характер я, конечно, свой показала. Мне сказали: «Ок, будешь жить». На следующее утро я прибежала к маме, плакала, умоляла меня забрать. Было очень страшно.

Дарья Назарова: «Я сама заплатила за свои ошибки»

Позвонили папе. Он как-то так посмеялся, предложил прислать мне охрану…  В общем, нужно было оставаться. Я проводила маму, и пока ехала обратно, всю дорогу плакала. Но, в общем, все оказалось достаточно нормально. Естественно, я приехала учиться, мне нужно было догонять программу, тем более предстояло сдавать экзамены (аналог нашего ЕГЭ) для получения диплома о среднем образовании. Очень интересна система отметок. Если ты, к примеру, полный дурак, но подходишь к учителю и говоришь: «Помогите мне, я не понимаю», тебе ставят отметку, допустим С — 1, что означает примерно следующее: «Полный дурак, но старается», и еще дают грамоту за старания. Учиться там очень легко. Если здесь я училась относительно нормально, то там была просто отличницей!

При этом если ты во время урока что-то не понимаешь, поднимаешь руку, то учитель останавливает урок и начинает объяснять тебе лично! До тех пор, пока ты не поймешь! При этом ты выбираешь как предметы основного курса, так и дополнительные. Я выбрала business studies , и уже в конце года у нас была дипломная работа – бизнес-план по открытию своего дела. По поводу дисциплины: курение и алкоголь, скажу я тебе, среди школьников там дело обычное. Дети 15-16 лет все поголовно курят и пьют, хотя правилами школы это строго запрещено. Система наказаний была. Директор жесточайший (его фамилия Саттон, мы звали его мистер Сатана), никому никаких поблажек. Если он обнаруживал в комнате вещь не на своем месте, он просто выкидывал ее в окно.

Если у тебя не начищены ботинки, ты должен был тысячу раз написать «Я должен чистить в школе ботинки». Мы складывали вместе стержни, где в ручке было 10 цветов, чтобы меньше было писать. Жвачку нельзя было в школе жевать, еще на своем родном языке разговаривать – за это нужно было переписывать огромный текст на английском. За курение – пробежка 4 км плюс еще 3 круга вокруг школьного стадиона. У меня был один такой «прокол». Режим очень строгий. Пища разнообразием не отличалась. Сплошные макароны и гамбургеры. Я, когда уезжала в Англию, весила 45 кг. Когда через 1,5 месяца приехала на первые каникулы домой – 54 кг! Представляешь, вышла из машины такая тётушка: пышечка, волосы покрашены, макияж!  Мама, когда меня увидела, аж заплакала.

Дарья Назарова: «Я сама заплатила за свои ошибки»

Папа постоянно контролировал мою учебу, за какие-то огрехи даже угрожал оставить меня там навсегда, говорил, что я всю жизнь буду работать в Макдональдсе. И дико было страшно, что он свои угрозы осуществит. Но я очень хорошо сдала экзамены. И по их итогам поступила в престижный колледж, который патронировала королева Англии. Там учился брат Наоми Кембел, дети известных футболистов… Представляешь, детей на лимузинах привозили. Подъезжает шикарный автомобиль, водитель в костюмчике с зонтиком открывает дверь, а оттуда выходит такой шкет с рюкзачком.  Дисциплина была помягче. Мы уже с девчонками и в бары ходили, и на дискотеки. Но я очень скучала по дому, по маме. И Выборг манил своей какой-то свободной жизнью. Вообще в Англии мне нравилось, но это очень дорогая страна. Чтобы там закрепиться, необходима серьезная финансовая поддержка.

В это время у родителей назревал развод, и будущее виделось совершенно неопределенно. Я решила, что нужно уезжать. Планировала учиться в России. Мне казалось, что я уже взрослая, самостоятельная и могу сама все решать. Но здесь с папой у нас произошел скандал. Такой, что ужас-ужас! Он мне сказал: «Ты здесь ничего сама не добьешься. Ты потерянный материал!» И мы перестали с ним общаться вообще. Тут-то и началась моя взрослая самостоятельная жизнь – без поддержки, без денег.

— Как же ты жила?

— Два года еще проболталась по тусовкам: были дискотеки и разгульная беззаботная жизнь. Мне на тот момент хотелось взять от жизни все. Пожила и разошлась с молодым человеком. После этого я переехала к маме. Мама очень меня в этот момент поддерживала. Итак, переехала к маме и поняла, что нужно идти работать. А на работу меня никто в городе брать не хотел. Может быть, хотели, чтобы у меня сразу было много опыта и квалификаций. А может быть из-за фамилии. Но это только мои предположения. И тут меня Женя Шампоров позвал в Выборг-Палас.

Меня спрашивают: «Официантом работала?» Я отвечаю: «Да!», хотя на самом деле никогда. Только знала, как это должно быть. И меня взяли с испытательным сроком с последующим трудоустройством администратором. Очень веселые были времена. И коллектив был прекрасный. Мы и в поездки ездили, и в то время люди в Палас такие замечательные,  тусовочные приходили. Потом я начала вести вечеринки, потому что нужно было поднимать продажи в баре. Что там творилось! Бармен-шоу, танцы на столах, девчонки-стриптизерши… Барные стойки поджигали, вещи по всему Паласу летали! Но было очень весело. Позже меня пригласили работать в «Дружбу». С папой работать, конечно, было жесть…

Дарья Назарова: «Я сама заплатила за свои ошибки»

— Я вот как раз думаю, как же ты с папой сработалась?

— Мне, можно сказать, дали шанс «реабилитироваться» в папиных глазах. Но взаимопонимания с отцом не было. Если бы он ко мне прислушивался или хотя бы разговаривал по душам, советы по жизни давал! Мне этого очень не хватало в то время… У меня к тому времени хоть какой-то опыт уже был. И был запал, я действительно очень хотела папе в бизнесе помогать: привносить что-то новое, как-то развивать… Но мне сказали: «Тебе деньги платят, вот и сиди спокойно». От такой монотонной работы интерес пропал, и я решила, что не хочу больше работать у отца под крылом.

Обзвонила все пятизвездочные отели Питера. Прошла собеседование в Гранд Отель Европа и устроилась обычным посыльным. Page-girl. Корреспонденцию разнести, посадить в такси, до номера проводить. Зарплата была 8 тысяч, 4 из них я отдавала за комнату. Приходилось в выходные переодеваться в форму, чтобы покушать в гостиничной столовой. Но время было хорошее. Я на работе проявляла себя только с положительной стороны и вскоре я стала Guest Relation (менеджер по работе с VIP гостями). Я столько «звезд» за всю свою жизнь не видела! The Prodigy приезжали, мы с ними общались, Элизабет Хёрли со своим мужем Аруном Найаром, Филипп Киркоров, Лолита, Татьяна Буланова и все наши «звезды» просто «пачками». И такие люди, как известный петербуржец Кумарин. Он у меня как-то пытался картину купить, которая у нас в холле отеля висела. «Сними мне,- говорит,- эту картину со стены, я тебе за нее 10 тысяч долларов плачу». Но потом у меня встал вопрос с жильем. Хозяйка комнаты попросила съехать в течение месяца. В это же время мама решила переехать за город. Она у меня спросила: «Ты хочешь квартиру в Питере или в Выборге?» Конечно в Выборге! Здесь я даже не задумывалась. И она купила мне квартиру в Выборге.

Так я опять и вернулась в родные пенаты. Снова в Палас. В это же время Международный Деловой Центр «Виктория» уже начали достраивать, и уже было известно, что здесь разместятся гостиница и рестораны. Я, когда проезжала мимо, думала: «Я точно знаю, что я буду здесь работать!» Отправила, наверное, десятки резюме, на собеседовании была… И вдруг затишье. Я еще раз пошла в отдел кадров, говорю: «Мне нужно оставить резюме и записаться на собеседование». В этот же вечер мне еще официально позвонили и пригласили на собеседование. И я пришла сюда работать. Рядовым менеджером. Сейчас уже — начальник отдела продаж, рекламы и PR. Очень люблю свою работу. Мне нравится, что она разнообразная, много новых людей, встреч, впечатлений. Пришла сюда с хорошим опытом, с отличным знанием английского и финского. Знаю его не в совершенстве, но общаться могу. Свою работу я обожаю! Много было разных моментов. И сложных, и радостных. В прошлом году меня признали лучшим сотрудником компании. А признание – вещь очень приятная. На работу я реально иду, как на праздник.

— Даша, а как личная жизнь? У такой интересной девушки должно быть много поклонников.
— Я, конечно, хочу семью. Хочется найти надежного человека. Ненавижу измены. По моим ощущениям переписка и легкий флирт – это уже измена. Измена в мыслях. Мой человек должен быть только моим. Точно так же и я отношусь. Если я люблю, я вся без остатка в своем мужчине растворяюсь. Может быть, так не надо делать, но я по-другому не могу. Кстати, заметила, что девушкам уверенным, чего-то добившимся, почему-то попадаются либо те, кто самоутверждается за их счет, либо те, кто ничего собой не представляет, но умеет пустить пыль в глаза. И делают это так ловко, что ты невольно поддаешься их «сладким» речам.

Начинаешь общаться с этим человеком, появляются какие-то чувства. И, самое страшное, ты уже не можешь снять эти «розовые очки», потому что тебя все время «лечат». Но однажды розовые очки разбиваются, вы расстаетесь… это очень тяжело. И когда потом вспоминаешь своих бывших, честно, начинаешь задумываться о своей адекватности. Так что я уже даже побаиваюсь новых отношений. Но я всем своим «бывшим» благодарна, что меня, пусть так жестко, но чему-то научили. И все равно, как любой девушке, хочется замуж, детей, хочется семью, свой дом, и чтобы счастье было в доме. Чтобы все собирались на семейные обеды, чтобы приготовлено было вкусно (я очень люблю готовить!), чтобы елку все вместе во дворе на Рождество наряжали, чтобы в доме нарядно было и уютно. Хотелось бы, чтобы у меня с моим мужем был какой-то общий интерес, взаимопонимание, взаимопомощь.

Но я работаю, и работаю много. Конечно, сверхурочно стараюсь не задерживаться: говорят, хороший работник тот, кто успевает все делать в свое рабочее время. Потом иду в фитнесс-зал, ужинаю в каком-нибудь хорошем ресторанчике и еду домой. Какая личная жизнь тут может быть? Я же никуда не хожу. Может быть мой принц еще меня не нашел, а может быть просто еще немного рано для меня, и нужно себе еще чуть-чуть выдержку дать, как хорошему вину.

Дарья Назарова: «Я сама заплатила за свои ошибки»

— Даша, так кроме работы есть что-то еще в жизни, что радует?

-Дача! Последнее время много времени там провожу. Очень комфортно там себя чувствую. По выходным у нас собирается душевная компания. Сначала играли в ассоциации, было очень смешно, но немного поднадоело. И мы решили привнести что-то новенькое, стали проводить тематические вечера. В последний раз, к примеру, проводили вечер Пушкина. Мы все выучили стихи, в том числе и дети. Подготовили костюмированные сценки. Чего там только не напридумывали, в каких только героев не наряжались! Мохито на таких вечеринках готовится на всех «ведрами». Приходят соседи и из города друзья-знакомые приезжают. Почти всегда кто-то новый появляется. У нас даже некое пари существует, кто будет следующий «незнакомец».

Вечера получаются типа «капустников». И даже какой-то соревновательный дух появился, потому что то соседи лучше подготовятся, то мы. Уже пора вывешивать табло со счетом. Очень все весело получается. Сейчас у нас главной улице название присваивают, а мы хотим еще и переулочки назвать и таблички свои сделать. Например, «Авеню Дарьи Назаровой», «Бульвар Никитиных»… Вообще, стараюсь сейчас с мамой больше времени проводить. Чем старше становишься, тем больше хочется «напитаться» маминой любовью, чтобы было постоянное ощущение маминого присутствия. Помогать маме стараюсь.

— У тебя такая кардинальная смена жизненных приоритетов произошла!

— Все мои ошибки – только мои, я сама их исправляла. Я сама заплатила за свое высшее образование, дипломную работу на «5» защитила, и работала все это время. Я вообще рада, что в свое время нагулялась, «переболела» свободной жизнью. Сейчас это уже совершенно не интересно. И компания поменялась. Ценности другие пришли. И очень благодарна маме, что она всегда заботилась обо мне, всегда была рядом, выслушивала, подсказывала … Мама для меня самая настоящая, самая близкая подруга.

С папой мы помирились, начали общаться, но расстояние между нами все равно осталось. Теплоты какой-то уже нет. Ну что теперь мы можем друг другу сказать? «Как дела?» Может быть, конечно, мы оба стесняемся как-то показать свои чувства… Я его ни за что не осуждаю, а наоборот очень благодарна за свое детство, за то, что в моей жизни была Англия, за мой опыт самостоятельной жизни.

Кстати, как мы с папой помирились… Года 2-3 назад я первый раз пошла в церковь на исповедь. Очень боялась. Это ж  надо все про себя рассказать! Мне батюшка посоветовал прочитать книгу «В помощь кающимся». Я ее читала и плакала. И на исповедь пришла вся в слезах. И рассказала батюшке, что не общаюсь с отцом. Очень, конечно, за это переживала. Все равно, вырастаешь, начинаешь по-другому смотреть на свои поступки, понимаешь все свои ошибки, что можно было по-другому, помягче. Все понимаешь, а вернуть то уже нельзя. И тогда вот мне вера помогла. Я весь Великий Пост выдержала. И уже перед самой Пасхой, опять же в церкви, я подошла к отцу и мы друг у друга попросили прощение. Вера мне, конечно, очень помогает. Я даже молитвослов себе на iPhone закачала.

— Даша, что ж совсем обиды на душе не осталось?

— Я же собака по гороскопу – преданнейший и добрейший человек! Вообще зло на душе держать нельзя, иначе оно тебя же и сожрет изнутри. Когда я прерываю отношения, я прерываю их раз и навсегда: я к человеку в душу не лезу, и хочу, чтобы ко мне не лезли. Особенно, если между нами было какое-то предательство. Просто сделала выводы и прервала общение. Меня обидели — я просто развернулась и ушла. По жизни стараюсь все в шутку оборачивать. Смеюсь все время, иногда мне даже кажется, что со стороны я выгляжу немного сумасшедшей. Просто так легче боль и обиду смехом замаскировать. Ну конечно, когда больно и обидно я могу и поплакать, или с подругами обсудить, но иногда и врезать могу.

Со времени начинаешь понимать, что нужно жить своей жизнью, помогать близким по мере возможностей. Ценность семьи для меня сейчас вообще на первом месте. Очень люблю свою сестру, племянницу. С финансами сейчас, по-моему, у всех трудно, стараюсь помогать им по мере возможностей. Я же одна. Мне что, деньги солить что ли? Я вообще деньги копить не умею. У меня их никогда не бывает. Я получаю зарплату и сразу же ее трачу. Люблю делать подарки. Очень нравятся эмоции людей, когда делаешь для них сюрпризы. Просто так, без повода. Люблю, когда люди радуются. Мне же сейчас больше радовать некого, кроме родных и подруг. Семья для меня – это святое. Это замкнутый круг, куда я пускаю только очень близких людей.

Но если посмотреть на мою жизнь, я ни о чем не жалею и не оглядываюсь назад. Тусовки я хотела бы забыть, как страшный сон. Потерянные годы. Но это мой опыт. Если бы меня спросили: «Хотела бы ты что-то изменить в своей жизни?», я бы ответила: «Нет! Я все оставлю так, как есть».

Дарья Назарова: «Я сама заплатила за свои ошибки»

comments powered by HyperComments