Как взять в долг 120 миллионов и не отдать – инструкция по-выборгски

Поделиться

Маркиза Карабас Выборгского района

В начале двухтысячных жена начальника погранзаставы в Выборе Галина Ткаченко решила стать бизнесвумен. Ей удалось открыть кафе в выгодном месте на трассе «Скандинавия», автомойку. В другом бизнесе не повезло–помешали правоохранительные органы. В 2005 году они остановили на границе машину – в ней были обнаружены лодочные моторы. Их везли для фирмы Ткаченко и оказались крадеными в Финляндии, но уголовное дело так и не было возбуждено. За жену офицера заступилось прежнее руководство милиции Выборга.

Пользуясь связями мужа – город небольшой, все начальники не только знают друг друга, но и дружат – Ткаченко замахнулась на проект, который сулил миллионы. И не ошиблась.

Природа около Выборга, особенно у границы красивая – сосны, озера, Финский залив. Новоявленная бизнесвумен решила продавать землю, в то время числившуюся, как сельхозугодия, для строительства коттеджей. По словам бывших сотрудников правоохранительных органов, большую поддержку ей оказал начальник погрануправления Ицхаков. Как же отказать супруге коллеги? С его помощью на военном вертолете была организована аэрофотосъемка земель. Впоследствии они предъявлялись покупателям, дескать, вот тут будут ваши коттеджи.

Она закидывала будущих партнеров именами и фамилиями больших городских чиновников,которые обещали ее всестороннюю помощь. Народ потянулся.

«В 2007 году Ткаченко показала мне и моему партнеру Николаю Окуневу участки земли на Сайменском канале, – рассказывает Александр Катышкин, – впоследствии на них должны были появиться дома ДНП «Елизаветинка». Места там замечательные, на берегу можно было яхту поставить рядом с коттеджем». Катышкин с Окуневым заключили с Ткаченко несколько предварительныхдоговоров купли-продажи земельных участков , по которым Ткаченко получила около миллиона долларов (впоследствии, она и не отказывалась от получения этой суммы). Она также предложила им выступить в качестве соучредителей еще одного ДНП – «Карповка», и показала будущие участки на Ушаковском озере и документы на них.

Катышкин и Окунев знали, что сделки с землей обычно оформляются не быстро, но когда через два года стали настойчиво интересоваться судьбой своих участков в ДНП «Карповка», то в ответ слышали: потом-потом, что-то не получается, но все будет в порядке.

В 2010 годуКатышкин и Окунев, почувствовав неладное, подали в суд, предъявив расписки Ткаченко на занятые средства. На суде она не отрицала, что брала деньги, подтвердила свои подписи под расписками (заверенные нотариально), но стала убеждать судью, что согласилась подписать их, потому что ей угрожали. «Почему же вы молчали об этом три года и не написали сразу заявление в полицию?» – удивился тот. Ткаченко стала просить о мировом соглашении, но суд признал ее долг.

«Для меня было шоком такой поворот событий, – говорит сегодня Александр Катышкин. – Чуть позже я познакомился еще с двумя десятками таких же, как я, обманутых Ткаченко «владельцев» земельных участков. Как мне рассказали, некоторые участки она продавала по четыре раза». «Более того, потом я выяснил, – добавляет Александр, – те земли, которые она показывала нам с Окуневым, как наши будущие участки, по кадастру находятся вовсе в другом месте».

После суда Катышкин, как член правления ДНП «Карповка», но и начал активно разбираться в его делах. Так он узнал, что в 2007 году один из будущих владельцев участка, Евгений Синявский заключил договор, и передал Галине Ткаченко 25 млн рублей. Но они так и не поступили на счет ДНП. Катышкин обращается в прокуратуру Выборга разобраться: куда пропали деньги? Прокурор дает поручению следователю. Началось следствие, но в течение нескольких лет оно ничего не установило, и в 2013 году дело было передано в ГСУ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. По непонятным причинам, следствие приостанавливалось несколько раз, и возбуждалось вновь только после обращений Александра Катышкина президенту Путину, генеральному прокурору и депутатам государственной думы. В итоге следователь сказал ему, что это «не уголовное дело, а гражданско-правовое».

«Хорошо, я соглашусь с этим, – говорит с иронией Александр Катышкин, – 25 миллионов рублей это не уголовное дело, но как быть тогда с 9 млн руб. которые Ткаченко сняла со счета ДНП в 2008 году? Есть выписка со счета, что она получила их наличными. Почему этот вопрос не интересует правоохранительные органы и налоговую инспекцию? Почему не проверяют: заплатила ли она налоги? Это ведь явно уголовное дело».

Упомянутому уже Синявскому повезло больше, чем остальным. В 2007 году он приобрел у Ткаченко пять гектаров в ДНП «Карповка» по той же схеме, что и остальные. «Она показала мне карты, проекты, – рассказывает он. – Место было очень интересное, и ее связи, которыми она хвасталась, не вызывали сомнения, что все будет в порядке». Ткаченко даже оформила его как учредителя ДНП. Само оформление земли в собственность Ткаченко пообещала в мае 2008 года, но ничего не получив в срок, Синявский в сентябре подал в суд, и выиграл – судья признала долг Ткаченко Синявскому в размере 25 млн руб.

Ткаченко стала оспаривать решение суда, и пригласила Синявского для встречи в Выборг. Правда, стоило ему выехать из Петербурга, как его арестовали сотрудники убойного отдела, предъявив обвинения в угрозе убийством Ткаченко. Было возбуждено уголовное дело по статье «вымогательство» – Ткаченко написала в заявлении в полицию, что расписку о 25 миллионах писала под дулом пистолета Синявского.

Но пока шло следствие, второй гражданский суд снова признал Ткаченко должницей Синявского, а уголовное дело против него вскоре было закрыто. Но правоохранительные органы возбудили еще одно – по пустяковому надуманному предлогу. Синявскому даже пришлось провести несколько месяцев в СИЗО. Но и это дело развалилось, не дойдя до суда. Условия реабилитации Синявскому объяснял потом лично во время приема председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин, а государство выплатило ему компенсацию 400 тыс. руб. Кроме этого, он все-таки стал, согласно решению суда, законным владельцем своего участка. «Правда, земля так и не была переведена из разряда сельхозугодий, – сказал Синявский. – И что с ней теперь делать, ума не приложу. Тем более, она не стоит того миллиона долларов, которые я отдал Ткаченко».

Примечательно, что во всех других случаях с продажей участков для коттеджей, Ткаченко показывала клиентам копии документов, подтверждающих разрешение на создание ДНП, и никто не удосужился проверить их законность. Она заключала с клиентами не договор о покупке земли, а предварительный договор, согласно которому клиент мог выплатить сразу всю сумму или половину. Многие отдавали деньги сразу – ни у кого не было сомнения. Ей верили все – настолько она была убедительной.

Она смогла продать даже земли, которые не входили в границы ее ДНП. Они расположены рядом с ними, и покупатели уже построившие на них дома, сейчас живут в страхе, на птичьих правах – в любой момент их коттеджи могут снести.

Курочка по зернышку клюет…

Выборгский предприниматель Алексей Редаков рассказал, что познакомился с Галиной Ткаченко в 2005 году. «Она производила впечатление настоящей бизнесвумен», – говорит он. – Хорошая машина, умение вести беседу, связи в городской администрации. Она всегда бравировала именами известных чиновников, дескать, и этот мой знакомый, и тот». Однажды Ткаченко попросила у Редакова в долг сто евро, потом двести, еще триста… Деньги всегда отдавала в срок, и даже с процентами. «Я еще удивлялся – какой порядочный человек», – с сожалением говорит сегодня он. В 2007 году Ткаченко попросила у него в долг уже 100 тыс. евро. Говорила, что скоро открывает новый бизнес, будет создавать дачный кооператив на берегу Сайменского канала, рядом с финской границей. «Места там вкусные, и Ткаченко уверяла меня, что дела пойдут отлично, – рассказывает Редаков. – По ее словам известные чиновники в городе, дескать, обещали ей всестороннюю помощь». Но когда пришел срок возвращать деньги, начался банальный «футбол». Причины были банальные – то возникли проблемы с переводом сельхозземель в иные нужды, то выборы мэра, то еще что-то…

Через какое-то время Редаков узнал, что Ткаченко должна крупные суммы не только ему,в Выборге нашлось немало доверчивых бизнесменов, а в ее фиктивных ДНП оказались два десятка обманутых бизнесменов. После безуспешных переговоров с ней о возврате денег, он подает в суд, который признает долг Ткаченко Редакову в размере 1 млн 800 тыс. руб.

В суды стали подавать и другие доверившиеся ей граждане. Сегодня судами Выборга признано, что Ткаченко должна 120 миллионов рублей. «И это только по решению судов, – говорит предприниматель Ян Сафиуллин , – многие, как и я, давали ей десятки тысяч долларов без всяких расписок. Вы просто не представляете, как ей все верили. Никто и не мог предположить, что она так поступит. В нашем небольшом городе так не принято».

А воз и ныне там

Самое удивительное в этой истории – реакция службы приставов. Чуть ли не каждый день СМИ сообщают об их рвении получить с должников то десять, то сорок тысяч рублей. По словам потерпевших, с Галины Ткаченко приставы не хотят ничего.

«Как-то раз они сообщили всем о продаже малолитражки Ткаченко, но когда выяснилось, что на двадцать человек предлагается по 70 долларов, никто не пошел за этими копейками», – говорит Алексей Редаков.

В 2013 году исполнительные листы о взыскании с Ткаченко перенаправляют из Выборга в службу приставов Ленинградской область. Еще через три года служба областных приставов сообщила кредиторам, что исполнительный лист отправлен уже в УФСПП Петербурга. Однако, адвокатам потерпевших там заявили, что к ним ничего не поступало. «У нас такое впечатление, что дело и людей хотят просто замотать», – говорят юристы.Приставы регионального управления утверждают, что взыскали с Ткаченко все, что могли – две машины, земельный участок и кафе. По их словам, больше с нее нечего взять.

Упомянутое кафе в 2015 году отсудил у Ткаченко один из кредиторов. Но когда он приехал в него, то на него направили пистолеты…охранники Ткаченко. Оказалось, что ей выделена государственная охрана.

«Я не понимаю, как мошеннице, могли дать госохрану, – говорит предприниматель Адил Амирханов. – Ткаченко разъезжает по Выборгу в сопровождении двух телохранителей, и смеется в лицо всем, кому должна: «Вы ничего не получите с меня. У меня охрана».

Сама Ткаченко неохотно общается с журналистами, только однажды одному из изданий гордо рассказала, что все уголовные дела по мошенничеству против нее были прекращены после вмешательства Генеральной прокуратуры. А охрану ей дали, дескать, из-за нападок местных бандитов.

Получается, что полиция охраняет Ткаченко, которая должна 120 миллионов рублей, не только от бандитов, но и от кредиторов. Что характерно, эта история происходит на фоне призывов руководства страны к соблюдению законности. Арестовывают губернаторов-коррупционеров и целого министра, заводят уголовные дела на растративших бюджетные деньги директоров крупных госкорпораций… А кто защитит интересы рядовых граждан?

Комсомольская правда

comments powered by HyperComments
Поделиться
Загрузка...