Поделиться

Три жизни. Одна война. Медик, музейный сотрудник и пограничник – участники Великой Отечественной войны – рассказывают о детстве, тяготах боевых действий, объявлении Победы в 45-м и жизни после войны.

Мария Александровна Никитина

Участница боев за Выборг, служила в полевом прачечном отряде в 23-й армии.

Фото: ivbg.ru

Мария Никитина – уважаемый работник культуры: была сотрудницей Выборгского музея в течение 25-ти лет. Когда-то 15-летняя Маша бросила школу – началась война – и от колхоза пошла работать на торфразработку…

«Я работала на торфу полтора года – круглый год. Нас было пять девчонок от колхоза, и они сбежали, а я осталась. Тогда было строго: если опоздаешь на 10 минут – год дадут, уйдешь – пять лет. Работа эта была каторгой, и я подумала – уж лучше на фронт, и тоже решила сбежать. И я это сделала: спряталась в туалете поезда и доехала до Боровичей. Это было в мае 44-го года».
«В Боровичах вышла на станции, один за одним там шли составы с ранеными. Что делать: поймают – несдобровать мне. Решила спрятаться под вагон. Вылезла на площадку, а там стоит далеко длинный состав. Пошла вдоль него, навстречу мужчина. Званий я тогда не знала, называла всех дяденьки. Я и говорю: «Возьмите с собой!» – «А куда?» – «На фронт? Куда вы – туда и я. Я не боюсь». Офицер засомневался, но на моё счастье подошёл второй, высокий, выслушал меня и сжалился: «Была- не была, война всё спишет! Мы вас заберем». И 1 мая поезд двинулся к Ленинграду».

Спасителем девушки оказался командующий механизированным прачечным отрядом, состоящим из 250 солдат и женского вольнонаёмниц. Так Мария Александровна стала там работать. Во время боёв за Териоки (Зеленогорск) прачечный отряд длительное время базировался в Озерках, после начала Выборгской наступательной операции переехал в район Верхнего Черкасово. «Здесь мы тоже долго работали, не покладая рук, ждали, когда возьмут Выборг. Все эти переезды никогда мной не забудутся», – говорит Мария Александровна.

Фото: ivbg.ru

Впервые в только отвоеванном у финнов Выборге Мария побывала в местном Военторге. Она хотела купить себе что-нибудь из обуви (приходилось ходить в тапках, сшитых из шинелей), или хотя бы просто конфет. Но у продавца оказался только витамин С. Девушка за раз съела всю пачку, а на следующее утро всё тело стало страшно чесаться. Военврач развела руками и принялась лечить. Мария Александровна смеется, когда вспоминает это.

«Финны ушли, а в квартирах их всё осталось нетронутым. Мы поехали в Выборгский поселок вынимать хорошие рамы и двери. И вот мы зашли в один дом: даже на столе еще стоит недоеденная пища, двери настежь, вся мебель на месте. Кто похитрее из женщин – быстренько занимали хорошие квартиры со всеми удобствами».
«Девятое мая 45-года. Нам объявил старшина. Неужели на самом деле? Мы пошли смотреть на Рыночную площадь. Шли мимо центрального рынка. Об был весь разбитый, но, что удивительно, на развалинах во всю шла торговля. А на площади все пляшут – раненные, покалеченные, обнимают нас «Доченьки». Это тяжело. Это очень тяжело: у кого руки нет, у кого нет, кто на костялях. Это воспоминание ужасно. Потом мы пошли по парку (ныне Ленина). Тогда там было кладбище, вся территория – захоронение наших солдат. В 56-году поступил указ выкопать их и перезахоронить на Южном кладбище. И я уверена, что половина осталась – и мы ходим по костям…»

Пётр Андреевич Раюшкин

В годы войны находился со спецподразделением в Иране. Обеспечивал безопасность конференции Тегеран-43. Прикрывал юг страны от возможного вторжения немцев. 35 лет отдал службе в пограничных войсках.

Фото: ivbg.ru
«Рожден я в Курской области, есть там такой городок Суджа. Земля там урожайная, поэтому все занимаются сельским хозяйством: сеют, пашут, убирают, молотят, собирают, готовят хлеб. И я помогал родителям, и еще учился в местной школе. И вот я четвероклассник и настал 30-й год и такое несчастье – ужасная засуха, всё выгорело. Люди оказались в тяжелом положении и начали голодать. Недалеко было железнодорожная станция, железную дорогу называли Донецкой. Я пошел туда, увидел, что товарные поезда едут медленно – и решил уехать. Поезда шли на Харьков, который в нашей местности был на слуху: многие туда ездили работать…»

Почти сразу Петр Андреевича забрала полиция, и он оказался в детском доме.

“«По алфавиту подходи!», – говорят. Спрашивают: «Родители были?». «Были, когда уезжал, – отвечаю, – а сейчас не знаю, может быть, уже умерли от голода». А когда я шел на вокзал – там было столько мертвых людей: они лежали прямо в соломе, рожь была еще маленькая, и люди срывали колоски и ели – и там же умирали”.

Затем Петра Андреевича ждало ФЗУ при кирпичном заводе, потом танко-ремонтный завод. Во время начала Великой Отечественной войны заканчивался срок его службы по призыву в Тегеране. Когда он узнал, что началась война – написал рапорт с просьбой направить на фронт. «Вы нужны здесь», – ответили ему. Раюшкина назначили командиром разведывательного разъезда.

Фото: ivbg.ru
«Мы очистили Иран от гадости. И тут же вскоре пришло извещение, что здесь будет проводиться Тегеранская конференция руководителей трех государств: СССР, США и Англии – Рузвельт, Сталин и Черчилль. Немцы уже пронюхали и стали пускать десанты, с ними и пришлось вести ожесточенную борьбу».

В 44-м Петра Андреевича откомандовали в ленинградское училище в Алма-Ате, которое после снятия блокады вернулось на место. Будучи уже в Петродворце, нашему герою приходилось не раз участвовать в военных операциях: в Турции, на Кавказе. Весть о победе 9 мая 1945 года встретил также на службе. Затем его отправили в Выборгский пограничный отряд имени Кирова, где он и прослужил 25 лет.

“Всего 35 лет я отдал службе в пограничных войсках. Встречи были и с врагами, и с нарушителями, и прямо в Выборге задерживал… Молодежь, любите Родину, в первую очередь, и защищайте, несмотря ни на какие трудности. Честно и добросовестно”.

Нина Егоровна Патрушева

Военный медик

Фото: ivbg.ru

Нине Егоровне 91 год. В Выборге она живет 70 лет.

«Родилась я в Смоленской области. Полтора года мы были в оккупации. В это время у нас был госпиталь для военнопленных. Мне было тогда 15 лет. Всё это время мы работали под конвоем, делали дорогу. Так было страшно. Ужас. Так много работы… Когда нас освободили, 8 марта, в соседнее село приехал госпиталь. Среднего персонала – санитарок – не было, к нам стали на санях возить белье. Год я и другие девушки стирали, помогали госпиталю. В это время шли бои за Вязьму, Ельню, Ржев».

Сейчас, как отмечает наша героиня, этой деревни не найти на карте, а могилы военнопленных заросли травой.

«Потом мы, три девчонки, не выдержали и попросились на работу в наш госпиталь. «Девочки, мы же фронтовой госпиталь, – ответил нам замполит. – Куда вы?». «Мы уже всё прошли», – ответили мы. Нас взяли, и в конце мая 43-го мы уехали с ними под Витебск. Разместились в бору. Там было много госпиталей. На санитарку приходилось 70 раненых, ходячих не было никого. Пришлось работать по две-три смены. Бывало, привозили по сто человек, когда приходил санитарный поезд. Тут я работала, пока не стало холодно. Затем нас перебросили в Литву. Фронт уже продвинулся, офицеры малость расслабились – и наш госпиталь объявили кожно-венерическим. Тут я работала до конца войны».
Фото: ivbg.ru
«Помню, как объявили, что война закончилась. Мы уже ждали благоприятного исхода. И вот мы идем с работы, и стали что-то объявлять по радио. Мы насторожились, но это оказалась просто подписка на займ. Девятого ночью слышу стук, посуда бьется, не пойму никак, что это – партизаны пришли? И вдруг к нам приходит замполит и объявляет, что кончилась война. Подушки летели, всё-всё, и все очень обрадовались!»

Затем госпиталь передислоцировали в Ленинград. Переехала с ним и Нина Егоровна.

«30 декабря 45-го приехали мы на Финляндский вокзал. Тут объявили, что изменения – мы едем в Выборг. И вот первого января 46-го я прибыла в Выборг. Дали нашему госпиталю здание туберкулезного диспансера: окна там были разбиты, зима была очень снежная и нам приходилось на первом этаже разводить костер».

Госпиталь стал больницей, а Нина Егоровна стала обустраивать быт со своим мужем, у них родилась дочь, в 57-году закончила медучилище. Еще 25 лет она работала в Детской выборгской больнице.

Эльза Рада

comments powered by HyperComments
Эльза Рада
Поделиться
Загрузка...