В России активизировалась борьба с распространением суицидального контента

Поделиться

Роскомнадзор в 2017 году запустил службу мониторинга, которая ищет в интернете суицидальный контент. За четыре года было выявлено 493 тыс. нарушений.

Кроме того, в законодательство внесены поправки, которые назвали «законом о группах смерти». За создание таких сообществ ужесточили уголовную ответственность, а УК дополнили новыми статьями. А для прессы сформулировали свои рекомендации по освещению информации о самоубийствах, пишет «Газета.Ru».

Только в прошлом году в России зафиксировали 753 случая детского суицида. Это на 37,4% больше, чем в 2020 году. За последние три года в России стало больше подростков, которые пытались покончить с собой. Количество первичных попыток увеличилось на 13% — с 3 253 до 3 675. Число повторных попыток выросло почти вдвое — со 188 до 362 случаев, следует из доклада уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Марии Львовой-Беловой.

Среди главных причин: отсутствие взаимодействия в семье и конфликты с родителями, психические расстройства, несчастная любовь, недовольство внешностью, проблемы с учебой и влияние противоправной информации в интернете. При этом в группу риска теперь попадают и дети из благополучных семей. Дело в том, что они выросли в так называемых «тепличных условиях» и часто не умеют справляться со стрессом.

«Подростки — группа риска для всех психологических и психиатрических нарушений. Именно в этот уязвимый период чаще всего регистрируется дебют заболеваний. Причина тому — резкие и глобальные изменения в растущем организме, при отсутствии опыта и навыков справляться со своими переживаниями и жизнью в целом. Хоть подростковый кризис и вполне нормальное явление (даже необходимое), но зачастую проявления его переходят все границы», — говорит психолог сервиса психологического консультирования «Грань.рф» Анастасия Корнеева.

Когда ребенок не находит поддержки у родителей, он ищет ее на стороне. А именно в сети, где может наткнуться на одну из «групп смерти». Там его «прощупывают», а затем начинают работу: подпитывают ненависть к себе или родителям, предлагают навредить себе, внушают, что он никому не нужен, поэтому выход только один.

Вам будет интересно
О преступлении в полицию Ленобласти сообщила мать школьника. Женщина рассказала, что вечером 30 ноября ее сына, ученика 6 класса, ограбили на...
03.12.2022 593

В последнее время среди подростков набирают популярность так называемые «ролки» — ролевые игры в мессенджерах. В них нет кураторов — к суициду друг друга призывают сами участники через героев аниме. Это происходит так: ребенок создает персонажа — свое альтер-эго. Он полностью отождествляет себя с ролью, и, когда персонажа призывают к самоубийству, подросток принимает это на свой счет. В итоге виртуальная игра может закончиться реальной трагедией. Регулировать «ролки» сложно.

Сейчас процесс социализации современных детей протекает чаще всего в интернете. Что в этом случае могут сделать родители и общество — учителя, психологи, тренеры? По словам доктора философии, кандидата психологических наук Дмитрия Рассохина, с детьми нужно разговаривать — по-дружески, без ругани и обвинений, выслушивая каждый ответ.

«Дайте ребенку высказаться. Важно выяснить, какую потребность он пытается восполнить, и сделать это. Измените отношение к ребенку: если мало уделяли ему времени — уделяйте больше, если ругали — перестаньте, если не контролировали — введите мягкий контроль. Покажите ребенку примеры успешных жизненных преодолений сложностей. Относитесь внимательнее к его здоровью и не бойтесь лишний раз перестраховаться и обратиться за помощью к специалистам. Всегда составляйте совместные перспективные и привлекательные планы на будущее: планы на отпуск, покупки, поступление в учебное заведение», — отметил Рассохин.

Эксперты считают, что государству важно совершенствовать методы по профилактике суицидов среди несовершеннолетних. Хотя и сейчас Роскомнадзор проводит огромную работу, чтобы защитить детей от деструктивного контента. Регулятор ежедневно мониторит и блокирует в соцсетях опасные сообщества, но таких групп появляется больше, а выявлять их все сложнее.