«Дадим слово Героям!»: как бард-волонтёр дарует людям 10-минутный мир в зоне СВО

Поделиться

В шестой серии «Дадим слово Героям!» нашим героем стал поэт и музыкант Илья Оленев. Он не только возит гуманитарку в обстреливаемые районы, но и помогает детям и пожилым людям с помощью песен уйти на несколько мгновений от ужасов, свойственных войне. Илья рассказал, как проходят мини-концерты в Донецке, чем важна помощь добровольцев, и спел песню про мальчика, который мечтал спасти родных.

О себе

Меня зовут Илья Оленев. Я член союза писателей России, поэт, музыкант. Мне 42 года. Всю жизнь с гитарой ездил по стране, пел песни, писал стихи. Сейчас являюсь волонтёром «Ленинградского Добровольца». Это такая большая дружная команда, которая занимается помощью фронтовым городам. Периодически езжу в Донецк с ребятами. Мы раздаём гуманитарку. Возим подарки и мирным, и военным. Иногда там пою песни.

герой шестой серии
Изображение: Илья Оленев

«На 10-15 минут приносим людям мир»

Мы — организация, которая занимается гуманитарной миссией: собираем гуманитарку, привозим её в Донецк, а дальше уже адресно развозим. Очень часто попадаем в обстреливаемые районы — там практически клинья боевого соприкосновения. При этом всегда в багажнике меня сопровождает гитара. И когда бывают время и возможность, мы что-нибудь поём. На 10-15 минут приносим людям мир. Естественно, что петь песни про войну на войне как-то не очень хочется. Их я исполняю здесь, как раз про ребят с фронта.

Об эпизодах, вызывающих горькую улыбку

Однажды такая история случилась. Мы привезли гуманитарную помощь пенсионерам с ограниченными возможностями. И пока заносили в зал и распределяли продуктовые наборы, я взял гитару и начал играть. И увидел вокруг улыбки людей. Это внимание, участие, их благодарность. Я видел в их глазах благодарность. Одна бабушка говорит: «Я тоже стихи пишу. Можно я прочитаю?». И это было потрясающе. Они сразу начали вместе дышать как один большой организм.

В другой раз мы приехали волонтёрами в Мариуполь буквально через месяц после освобождения города. Жара. Нужно раздавать гуманитарку. Приехали мы вообще на разведку: не знали, сколько там людей. А там оказалось 200 детей и школа. Пока составлялись списки, мы с детьми ушли в разрушенную школу — в полностью разрушенный холл. И я пел песни детишкам из советских мультиков. Рядом стояли девочки от пяти до 15 лет, подпевали, а у меня такая мысль была: «Как же так? Им же даже этих мультиков не должны были показывать?». Их родители научили.

Про детей и влияние песен

музыкант
Изображение: скриншот из видео

С детьми вообще интересно играть. Например, я ставлю аккорды, рядом со мной за гитарой становится ребёнок, даю ему в руки медиатор и мы вместе играем и песенки поём. Для меня лично это очень интересный опят. Как-то в глазах одной из девочек, которая по струнам медиатором бренькала, увидел изменения, которые произошли с ней. Она отвлеклась на каких-то на 30 секунд в процессе пения, а потом взгляд обратно в глубину провалился, лицо окаменело. То есть она снова ушла в своё состояние. Обычному человеку не понять, что они там пережили, пока шли бои, а это ж дети! Но это нужно. Это тоже работа — тонкая и психологическая, и на мне, как на добровольце, она лежит в том числе.

«Это всё проходило через меня»

Всё началось для меня в 2014 году после Одессы. Мы же все тогда сидели в разных соцсетях — Facebook (принадлежит компании Meta, признанной экстремисткой организацией в России. Соцсеть сейчас заблокирована), ВКонтакте. Я увидел от людей, на песнях которых учился, от людей, которых уважал, странную неоднозначную реакцию.

Потом мне позвонил человек, обещавший ещё в 2010 в Киеве организовать концерт. Так и не доехал. Мы с ним лично никогда не виделись, но он спросил: «Можно у тебя девушка поживёт?». В итоге девушка прожила у нас полгода. Она оказалась ополченкой. В перерывах уезжала воевать. Была в плену у «Айдара» (батальон «Айдар» запрещённая в России террористическая организация). У неё не было никаких документов. Это всё проходило через меня.

Дальше мой друг из города Кирова, с которым мы начинали заниматься авторской песней, приехал в Одессу, откуда ему пришлось уехать после случившегося в Доме профсоюзов. Периодически он мне звонил и звал в гости, мы списывались. Друг перебрался в Луганск, где жил и воевал. В результате ранения и общего состояния здоровья он умер.

Как стал волонтёром «Ленинградского добровольца»

Мой товарищ умер. Мне стыдно стало, что я так и не доехал. После 24 февраля предпринял достаточно много попыток. Проехал с Росгвардией большое количество воинских частей, играя концерты. С их помощью никак не получалось поехать. А как туда отправиться одному? Это совершенно незнакомая территория. Для обычного человека там идёт война сразу после пересечения блокпоста. В итоге произошло знакомство с Германом Владимировым из «Ленинградского добровольца».

«Это всё оказалось правдой»

Первая поездка сразу же перевернула всё. Я увидел трофеи — футболки со свастикой с убитых нацистов. Это всё оказалось правдой и стало частью моей жизни. Я уже не представляю себя живущим по-другому. Как раньше жить уже не будем. И сейчас считаю, что имею право так думать и говорить, потому что видел это и знаю. Понятное дело, что ребята, которые там воюют с оружием, вообще имеют разные мысли. Но у меня как у творческого человека и имеющего отношение к культуре есть понимание, что если мы будем сейчас молчать или пытаться жить как раньше, то этим станем множить потери. Наши потери. Все хотят, чтобы это быстрее закончилось. Мы тоже хотим, но нужно собраться и уже начать думать своей головой: о чём мы говорим, что пишем. Я для себя определил — не думать ни о хорошем, ни о плохом. Мне важно, что есть там наши пацаны, которым очень тяжело. Я надеюсь, что им будет полегче, потому что мы туда приедем и что-нибудь им привезём.

Ленинградский доброволец
Изображение: скриншот из видео

И также с мирными жителями. Там находятся люди, которые почти 10 лет живут под обстрелами. А Донецк разбит по окраинам хуже Мариуполя. Там нет ни света, ни воды, ни газа, ни отопления. В этих условиях живут люди, в основном — старики. А для того, чтобы у них была хоть какая-то вода — питьевая или техническая, нужно сколько-то километров за ней пройти с тележкой либо в город выезжать. Не приедешь, человек просто умрет от голода. Этот контраст заводит в тупик. И если у тебя появились силы, желание и возможность приехать туда, сразу же на тебя наваливается ответственность. Ты увидел это и уже никак не можешь бросить людей в беде. И нужно делать это даже, например, через скандалы в семье. Близкие тоже устают от того, что ты постоянно мотаешься. Через какие-то трудности: нужно постоянно деньги доставать, нам же никто за это не платит. Я музыкант, но концертов у меня нет. Общество разделилось, и я не знаю, кто придёт на выступление. Некоторые люди, кто раньше посещал мои концерты, сейчас желают мне смерти. Забавно. И поэтому я иногда кручу гайки: с товарищем каким-нибудь устанавливаю провода, интернет, камеры или что-то ещё. Я зарабатываю деньги и на них еду в Донецк. Получается, что моя семья что-то недополучает, но там нужнее. Победим, тогда и займёмся уже делами.

Песня в честь мальчика, который хотел спасти свою семью

Сыграю песню. Называется она «Андрюшка». В прошлом году я познакомился с маленьким мальчиком, его мамой, бабушкой. Его Андрюшкой зовут. Эту историю всегда перед концертом рассказываю. Тогда ему было шесть лет. Мы поговорили и я узнал, что он хочет стать разработчиком компьютерных игр. Было весело. Порадовались. Почему? Потому что они живут в шести километрах от Авдеевкой промки. Через них всё время летает. Взрывы. Ребёнок родился во время войны и живёт в этом. В голове маленького мальчика, который того же возраста, что и моя дочка, появилась мысль стать разработчиком компьютерных игр, потому что он хочет придумать такую игру, чтобы спрятать от обстрелов маму, бабушку, дедушку и сестру. Эту песню я написал год назад. Она разошлась, но продолжение в неё грустное.

Сейчас он в школу ходит. Но в этом году, когда у него день рождения, по-моему, 26 июля, его мама попала в больницу. И на следующий день после праздника умерла. 36 лет было. Я считаю, что Катю забрала война, несмотря на то, что причиной смерти стали последствия от менингита. Не смогли вылечить. А как сделать это в таких условиях? Один из МРТ аппаратов разбит, второй что-то не то наснимал.

Три недели не капли дождя,
Гонит пыль суховей по дорогам.
Ничего не возьмёшь, уходя —
Всё равно пропадёшь на краю.
Вот Андрюша берёт карандаш
И рисует послание Богу,
Он рисует огромный шалаш
И под крышей из веток семью.

Ненадёжное это жилье,
Но Андрюша об этом не знает.
Он настойчиво чертит своё
И не спрашивает почему
Почему уже нет больше сил,
И откуда опять прилетает.
Он у Бога однажды спросил,
Но Господь не ответил ему.

Может это такая игра:
Злой волшебник стреляет из пушки
И в округе грохочет с утра,
И округе привычен погром.
Слава Богу, что есть у неё
Шестилетний вихрастый Андрюшка.
Он настойчиво чертит своё —
Он рисует спасительный дом.

Три недели ни капли дождя,
Гонит пыль суховей по дорогам
И июльские птицы галдят,
Над гранитным донецким вождём.
Гром однажды услышав вдали,
Мы ему улыбнёмся, ей-богу.
В центре самой прекрасной земли
Мы отметим Победу дождём.

Но всё равно ж отметим победу! Так что победа будет за нами.