Проверка выборгского бизнеса: взгляд очевидца

Поделиться

Ревизии выборгских кафе и магазинов сотрудниками ЦОПАЗ приобрели немалую известность среди городской общественности. Предприниматели Выборга даже подготовили обращение к губернатору Ленобласти с просьбой защитить их от чрезмерного рвения правоохранителей. История получила продолжение: руководитель одного из предприятий общепита уже побывала на «разборе полетов» в петербургском офисе ЦОПАЗ. На условиях анонимности она согласилась рассказать ivbg.ru подробности общения с полицейскими. Далее мы приводим монолог предпринимателя.

zakrito
Фото: domolov.ru

«В среду 20 апреля в 16:30 я находилась на кухне своего кафе и занималась рабочими вопросами. Бармен позвал меня в зал, сказав, что ко мне пришли. В зале меня ожидали четверо сотрудников 2-го отдела ЦОПАЗ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, один из них представился майором полиции и показал свою «корочку».

«Мы пришли к вам проверить документы на телевизор и посмотреть, как у вас всё работает», — сказал майор. «Конечно», — ответила я.

У меня есть договор с РАО (Российским авторским обществом) на всю используемую в заведении технику. Я знала, что в городе проверки, и могла бы выключить телевизор, но я была спокойна — еще утром я связалась с РАО и там мне подтвердили, что я могу включать все каналы на телевизоре. Более того, когда пришли сотрудники 2-го отдела, я при них связалась с представителем РАО и тот подтвердил наличие нашего кафе в своей базе и правомерность использования техники…

Пока я разговаривала с одним из сотрудников, остальные, которые мне, кстати, не представились, молча разошлись по территории кафе: заходили на кухню, открыли все холодильники, на склад, спрашивали у персонала трудовые договора. Прошу отметить – без понятых. Велась ли аудиозапись? Да, велась – но только тем сотрудником, который стоял возле меня. Далее они попросили лицензию на продажу алкоголя и стали проверять каждую бутылку. Когда я говорю каждую – я не лукавлю: со клада были принесены ВСЕ бутылки и каждую сверяли со сертификатом. На это ушло несколько часов.

Весь зал был заставлен бутылками, ни о каком обслуживании клиентов речи, понятное дело, идти не могло.

Видимо в качестве контрольной закупки один из них попросил 50 гр водки, и сразу же ее залпом выпил. Кстати, наш бармен его узнал – за день до этого он же сидел у нас в кафе пил пиво и ел солянку. Приходил на разведку?…

Тем временем разговор о технике продолжался. Сотрудник ЦОПАЗ (Центра организации применения административного законодательства) ГУ МВД мне сказал, что может с РАО у меня договор и есть, а вот с Триколором нет. Договора на самом деле на рабочем месте не было, но вообще по факту он у меня есть. Но разговор зашел о том, что договор с Триколором должен быть на юр.лицо, а у меня он заключен на физическое лицо. Поэтому они полезли и сняли Триколор, а потом стали снимать телевизор.

Я им говорю: «Вы не имеет права забирать телевизор», на что мне был ответ: «Одно без другого не работает».

Но ведь я плачу за него согласно договору?! Документы я предоставила, они их сфотографировали, но телевизор всё-таки забрали.

И еще в протоколе они мне написали: Во время того, как работал телевизор, в кафе были посетители. Стоп, но у нас в этот момент никого не было! На мой вопрос полицейские ответили – а мы, мы и были постетилями. Это потом уже я прочитала в законе, что работники не являются посетителями, так как они заинтересованные лица. Это грубейшее нарушение в протоколе. Но было кое-что и поинтереснее: речь идет об обосновании проверки. На мой вопрос, на каком основании у нас проводится проверка, мне ответили, что на нас поступила жалоба от Всероссийской Организации Интеллектуальной Собственности (ВОИС). При этом какие-то документы по этому поводу, в том числе и жалоба, предоставлены на были. «Вот приедете к нам в управление и всё увидите» — был ответ. Кстати, копию протокола мне они тоже не вручили, мы вынуждены были его фотографировать на телефон!

Итого проверка продолжалась 5 часов и закончилась уже вечером, в десятом часу.

Через несколько дней после проверки я поехала к ним в контору в Санкт-Петербург и там мне, действительно, показали жалобу. В ней было прописано, что мы используем фонограмму и не вносим абонентской платы. У меня закрались сомнения – а не была ли эта жалоба «состряпана» уже после проверки? Поясню: в ней был четко прописан мой юридический адрес, НО когда за пару дней до этого у меня в кафе была эта ревизия – проверяющие не знали моего юридического адреса! Он спрашивали его у меня! Но ведь в жалобе он был четко указан. А потом я выясняю, что в ВОИСе данных на мое кафе НЕТ ВООБЩЕ!. Итак, я там не числюсь и данных о юридическом лице и кафе как объекте в ВОИС нет. Вопрос: как же они могли написать жалобу на то, о чем им ничего не было неизвестно? И еще важное: почему, если мы должны заключить договор с ВОИС, их инспекторами не велось никакой разъяснительной и информационной деятельности? К нам никогда не приезжали сотрудники этой организации, не звонили и не присылали уведомления. А в один прекрасный день взяли – и написали на нас жалобу, на которую сразу откликнулись правоохранители.

Но самое интересное, что мне сказали после: если бы не все эти ваши заявления в СМИ, не все эти разговоры и шумы вокруг проверки – мы бы всё вам спокойно вернули, тем более, что к вам у нас претензий нет. Но начальство, там, наверху, очень недовольно поднятым шумом и присутствием во всей этой истории журналистов, недовольно тем, что случившееся получило такую огласку. И теперь… Выдали мне на руки определение о возбуждении дела об административном правонарушении. Кроме того, будет проводиться какая-то экспертиза (чего – непонятно), потом они меня вызовут, снимут показания, сформируют дело и направят его в суд. А до этого всё изъятое оборудование будет находиться у них, и свой Триколор я теперь получу только через суд».

 

Поделиться
Загрузка...

2 КОММЕНТАРИИ