Поделиться

Марианна Ростоцкая: «Станислав Ростоцкий не успел снять кино о смысле жизни!»

Фестивальные вдовы

Многие говорят, что нельзя оборачиваться назад… И в ответ на это хочется возразить. Жизнь — это всё-таки дорога с двусторонним движением, и очень часто, оглядываясь назад, мы начинаем по-другому воспринимать дела, поступки, людей.

Не зря говорят: большое видится на расстоянии…
Обернуться вслед безвозвратно ушедшему августу нас заставила новость, которую мы услышали, находясь в один из сентябрьских дней в Высоцке, в школе, названной именем режиссера, подарившего Выборгу «Окно в Европу» — Станислава Ростоцкого.

Оказавшись у образовательного учреждения, ваша покорная слуга, долго вглядывалась в гранитную, но все равно теплую улыбку на памятной доске, наш молчаливый диалог прервал один из местных жителей: «Только школа теперь и останется в память о нем, там потрясающий музей, столько экспонатов и личных вещей, а дача то Ростоцких выставлена на продажу»…

Даже сердце замерло, услышав эти слова…
Понятно, что у близких теперь нет возможности часто бывать здесь, следить за домом, ухаживать за садом, грустно стало от того, что с каждым годом уходят и фестивальные традиции, заложенные Станиславом Ростоцким и Саввой Кулишом, всё уходит…

Пожалуй, только по истечении лет, оглянувшись назад, можно осознать, каких трудов стоило им открыть этот праздник кино. Эти режиссеры заполнили любовью к советскому кинематографу весь Выборг. Город дышит этим до сих пор…
А Станислава Иосифовича и Саввы Яковлевича уже нет…

Да и фестиваль стал другим: новые лица, современное кино, только в кинозале все равно аншлаг. Ростоцкий привил выборжцам любовь к киноискусству настолько, что, кажется, это уже в крови.
И каким бы не стал этот праздник кино, как бы не развивался, выборжцы все равно будут между собой называть его фестивалем Ростоцкого.

И видя среди гостей вдову Саввы Кулиша – Варвару Арбузову-Кулиш и вдову Андрея Ростоцкого, невестку Станислава Ростоцкого — Марианну, будут крепко пожимать руку и говорить то, что не успели сказать двум великим мастерам.

Фестивальные вдовы

Вся наша жизнь — кино… А судьба — самый непредсказуемый и подчас жестокий сценарист. История семьи Ростоцких — одна из самых трагичных в нашей культуре.

В 2001 году умирает Станислав Иосифович, спустя год трагически погибает его сын, актер, режиссер, каскадер Андрей Ростоцкий, а вскоре, не выдержав разлуки с любимыми мужчинами, уходит и Нина Меньшикова…
Память об этой удивительной семье теперь хранят две женщины:

вдова Андрея Ростоцкого, невестка Станислава Ростоцкого — Марианна и внучка режиссера – Ольга Ростоцкая.
В 2002 году по их инициативе и желанию друзей и коллег в Москве был создан Фонд Станислава и Андрея Ростоцких. Главной задачей было сохранение памяти династии Ростоцких.

Марианна Альбертовна старается каждый год приезжать в Выборг, на церемонии закрытия вручается приз имени основателя кинофестиваля.

Кор.: Станислав Иосифович очень любил Выборг и был предан ему. Во всех интервью он говорил: «Оставляю в Выборге свое сердце!» Ведь так и получилось. Его сердце остановилась в нашем городе, по дороге на кинофестиваль.

Марианна Ростоцкая: Да, всё так. Но он совершенно не предчувствовал беды в те роковые дни. Хотя у него очень болело сердце, и он сидел на таблетках. При этом не жаловался, старался не обращать внимания, он думал о фестивале. В тот год он открывался 11 августа. А 10-го он всё откладывал поездку, видимо, было невыносимо больно. Но всё-таки сам сел за руль. И Вы знаете, очень символично, что он ушел в пути… У него такой склад характера, что иначе и быть не могло, для него было важно движение.

Кор.: Этот домик в Высоцке был для него отдушиной.

М.Р.: Он купил его после окончания съемок фильма «И на камнях растут деревья», называл его «рыбацкий домик». Это были 80-е. Пятый съезд Союза кинематографистов. Тогда он, Бондарчук и Озеров оказались подвергнуты нелицеприятной критике, обструкции. Начал рушиться Советский Союз. Станислав Иосифович часто повторял и предупреждал, что обесценятся все ценности, что придет пора бесчеловечности. Он очень переживал по этому поводу. И покупка этого дома стала спасением. Он ушел в собственные мысли, в созерцание природы. И постоянно повторял: «Я не режиссер, я рыбак!».

Кор.: Это была депрессия?

М.Р.: Вы знаете — нет! Он умел бороться с этим состоянием. Он по натуре — победитель. Очень сильный духом. На войне он победил смерть, выжил после тяжелейшего ранения. И ведь до последних дней его коллеги, друзья не знали, что у него протез, он никому не говорил.

А когда идея с фестивалем была поддержана, он так был счастлив! Наконец-то он смог быть полезным, занялся делом. В Высоцк и Выборг Станислав Иосифович вместе с Ниной Евгеньевной приезжали за лето до 10 раз. К сожалению, у нас нет времени бывать здесь так часто. Я не могла вырваться сюда два года. Конечно, больно и грустно, что всё пришло в запустение… Дому нужны заботливые руки.

Кор.: Как думаете, если бы Станислав Иосифович был жив, какое бы снимал кино?

М.Р.: …. как-то сказал, что снял бы фильм о предательстве, тогда это было актуально, такие перевертыши происходили, люди менялись на глазах. Он очень болезненно это переживал. Но снимать мрачное кино, он не любил. По натуре это был очень светлый человек. Его идеал — это утверждение веры в добро. Помню, говорил: «Очень просто доказать человеку, что жить не стоит, а вот убедить его в обратном, сложнее!..»
Уже перед самой смертью он нашел сценарий о людях, которые находят в этой невыносимой жизни смысл. Но снять картину было не суждено.

Кор.: Станислав Иосифович не предчувствовал трагедии, а Ваш супруг?

М.Р.: В пять утра за ним должна была приехать машина. Андрей сказал, чтобы я не вставала, сам позавтракал. А рано утром дочь мне рассказывает, что в этот день он её три раза поцеловал на прощание, тут я вспомнила, что Андрей, чмокнув меня, спящую, вернулся и поцеловал еще раз. Он не был сентиментальным человеком, поэтому для него это был странный поступок. Друзья, конечно, очень боялись за меня. Помню, раздался звонок: «Марьяна, Андрей сломал руку и ногу. Он упал… с камушка. Тебе нужно срочно вылететь в Сочи». Потом помню момент, когда все его друзья пришли к нам домой. По их лицам я всё поняла. Помню чей-то шершавый свитер, в который уткнулась лицом, а над ухом голос: «У тебя дочка…» А потом провал — я потеряла сознание. Первая мысль была о его маме: «Как сказать Нине Евгеньевне? А дочке, моим родителям? Вдруг они услышат о случившемся по радио? Надо торопиться». С этого момента я не пролила ни одной слезы…

Кор.: Станислав Иосифович и Нина Евгеньевна были строги с любимой единственной внучкой?

М.Р.: Когда родилась Ольга, Станислав Иосифович прислал мне в роддом открытку: «Поздравляем с рождением великой княжны Ольги Андреевны Ростоцкой!» Он называл внучку исключительно Ольгой Андреевной. Нина Евгеньевна была строгой бабушкой. Ольга боялась ее. Нина не терпела баловства и с внучкой не сюсюкала.

Варвара Арбузова-Кулиш: «Фестиваль стал другим!»

Фестивальные вдовы

1 июня 2001 года по всем телеканалам страны объявили: у известного кинорежиссера, одного из основателей выборгского кинофестиваля случился инсульт. Эта новость повергла всех в шок. Выборжцы переживали особенно. И не только потому что не могли больше никого представить президентом фестиваля, а потому что знали Савву Яковлевича лично, помнили его добрую улыбку, крепкое рукопожатие и приветливый, теплый взгляд.
9 июня он умер, не приходя в сознание, в реанимационном отделении больницы скорой помощи имени Соловьева…
Уже прошло 11 лет… Вдова Кулиша ежегодно приезжает на выборгский праздник кино, помня, как дорог был фестиваль любимому мужу…

Варвара Арбузова-Кулиш: Я очень люблю Выборг. Конечно, за эти годы город изменился. Но я приезжаю всегда и думаю: сделали ремонт на улице Крепостной или нет? Вижу, что нет, расстраиваюсь. Такой город должен блестеть! Какая здесь архитектура, какие памятники… Мы с Саввой когда приезжали, первым делом бежали к любимой скульптуре «Мальчик и кот». Придем, полюбуемся, расстроимся, что кто-то что-то написал на ней, но в этом году сердце порадовалось, наконец-то поставили на видное место её!

Кор.: Варвара Алексеевна, фестивалю 20 лет. Вы чувствуете, что городу этот праздник кино также нужен, как и раньше?

Варвара Арбузова-Кулиш: Несомненно, городу нужен фестиваль. Подтверждение этому – аншлаги в кинотеатре, да и просто люди на улице подходят и говорят приятные вещи.
Я помню каждый фестиваль. Не забыть, как бесконечно любимый народом Вячеслав Тихонов ставил морякам Балтфлота подпись прямо на их бескозырки, а Лидия Федосеева-Шукшина была буквально взята плен ее многочисленными поклонниками возле гостиницы. Я вспоминаю грустный вечер памяти Микаэла Таривердиева и Веру Таривердиеву, которую Савва впервые в ее жизни вывел на сцену. Глаза Веры, полные решимости посвятить свою жизнь памяти Микаэла, его творчеству. А как Савва радовался хорошим фильмам на фестивале, которых, к счастью, было немало. Достаточно перечислить некоторые из них: «Макаров» Хотиненко, «Сны» Шахназарова, «Увлечения» Киры Муратовой, «Лев с седой бородой» Хржановского,
«Особенности национальной охоты» и т.д.

Кор.: Да, фильмы, действительно, потрясающие. Но в этом году Вы, Варвара Алексеевна, многих удивили… Каждый год на фестивале вручается приз имени Саввы Кулиша «За творческий поиск». На этот раз столь почетную награду Вы передали режиссеру Марии Саакян за скандальный фильм «Энтропия» с Ксенией Собчак и Валерией Гай Германикой.
Больше половины людей вышло во время показа этой картины… Позволю себе спросить, какой творческий поиск Вы увидели в этой работе?

Варвара Арбузова-Кулиш: Когда есть нарыв в обществе, чтобы не было гангрены — его вскрывают, показывают. И на это надо обратить внимание, иначе эта гангрена съест нас всех. Все говорят: в фильме много мата. Я тоже вздрагиваю, когда слышу его. Сейчас нецензурная брань звучит повсеместно: в школе, на улице, в парке… Чтобы это остановить, нужно показать со стороны, как это омерзительно. Вот и всё!

Кор.: Вы думаете, Савва Яковлевич тоже отметил бы эту картину?

Варвара Арбузова-Кулиш: Савва любил молодежь. И я, выбирая победителя, стараюсь поддержать талантливых дебютантов и молодых режиссеров. Мой муж тоже любил в кино вскрывать язвы общества. Вы вспомните его картину «Трагедия в стиле рок». Он же там тоже показывает грязь и мерзость. Если это не показывать на экране, люди не будут это замечать. И тогда поколение, которое сейчас растет, просто пропадет. Нужно что-то делать!

Фестивальные вдовы

Кор.: Фестиваль, на Ваш взгляд, сильно изменился за эти годы?

Варвара Арбузова-Кулиш: Конечно, фестиваль стал другим. Признаюсь, меня огорчает, что стало меньше культурных программ. Раньше было много творческих встреч… Помню, кто-то рассказал Савве, что в Выборге было Певческое поле. Он загорелся идеей отыскать это поле и, если будет возможно, устраивать в рамках культурной программы грандиозные концерты. Поле напомнило ему древнегреческий театр. Но все вокруг было страшно запущенным, заросшим, ведь сюда более шестидесяти лет не приходили
люди. Однако Савву это не останавливало, он метался по полю со счастливым лицом и говорил, как все вокруг изменить к лучшему.

Но меня радует, что «Окно в Европу» приобрел новую интересную особенность, которой прежде не было. Стало много круглых столов. Диалог — это всегда хорошо! Кинематографисты обсуждают важные темы. А новое мероприятие «Подоконник», которое собирает и гостей, и участников, и прессу. Какие интересные обсуждения! Ведь в споре рождается истина! Конечно, фестиваль меняется, это нельзя не заметить.

Кор.: Зрители заметили, что стало мало артистов приезжать… В былые времена глаза разбегались!

Варвара Арбузова-Кулиш: Во-первых, важно не количество, а важно качество! Ксения Раппопорт в этом году была не только гостьей, а членом жюри. Многие фестивали мечтают заполучить её! Кинофестиваль рад бы пригласить мастеров советского кино. Вот в этом году мы ждали Петра Тодоровского, но в таком возрасте всё непредсказуемо, сами понимаете. Сейчас приезжает много молодежи. Это не сериальные лица, а начинающие режиссеры, актеры, выпускники ВГИКа. Их еще никто не знает, но им же нужно где-то показать себя. Зрителю тоже нужно немного перестроиться, сейчас другое время.

comments powered by HyperComments