Берестяное ведёрко

Поделиться

лосьВ самом центре Выборга, в парке имени В.И. Ленина, у здания городской библиотеки Н.К. Крупской гордо стоит бронзовый красавиц лось. Говорят, что этот северный богатырь приносил счастье людям.

Лоси – гордость нашего края. Немало преданий сложено о них. Одна из таких легенд говорит о возникновении Выборга.

…Осенний шторм неистовствовал. Громадные, тяжёлые волны обрушивались на суровые каменные утесы. Ураганный ветер гнал волны далеко по берегу. Раскачиваясь, точно собираясь упасть, деревья неумолчно скрипели, шуршали оставшимися листьями, словно упрашивали ветер и волны успокоиться. Разбушевавшаяся стихия разыгралась вовсю. В такую погоду все живое спряталось, прижалось, притаилось.

Небольшой караван судов новгородских и псковских купцов вышел в море с Березовых островов. Струги были уже далеко, в открытом море, когда налетел жестокий шторм. Маленькие суденышки оказались во власти стихии. Их носило, крутило, бросало. Вот перевернулось одно судно, за ним другое, третье. И нельзя было помочь гибнущим.

Борясь с непогодой, бешено скакало по волнам последнее суденышко. Обшивка его лопнула, парус беспомощно болтался, хлопая рваными, грязными лоскутами. Пять купцов-моряков напряжённо смотрели на ревущие волны и на приближающуюся полоску незнакомого берега. Вдруг увидели они на гребне высокой волны человека, держащегося за бревно. Крепкие руки мореходов подхватили тонущего и подняли на борт. Это был шведский матрос. Его корабль разбило о подводные камни недалеко от «Святой крепости» – шведского замка Выборг. Вот куда занесло русское суденышко – прямо к стенам вражеского замка, построенного недавно шведами на карельской земле – вотчине господина Великого Новгорода.

Так же внезапно, как налетел ураган, спустились сумерки. Наступила кромешная тьма. Судно продолжало пляску, то взбиралось на самые гребни волн, то стремительно падало в бездну. Волны как будто играли с ним. Положение было и впрямь отчаянное: суденышко как решето. Вдруг оно ударилось обо что-то, раздался скрип, скрежет, все рассыпалось. Моряки оказались в воде. Громадная волна завладела ими и выбросила на скалистый берег. Ненастная стихия тут же поглотила остатки судна.

Мокрые, голодные люди, цепляясь за корни деревьев, ползком поднялись на вершину холма. Ветер здесь был так же безжалостен и валил ослабевших от борьбы моряков. Невдалеке чернел лес. Еле- еле передвигая непослушные ноги, побрели они в глубь леса. Не густ лес, а все в нем потише. Попытались разжечь костер. Вытащили было огниво и кремень, да напрасно. Хворост – мокрый, а ветер тотчас же гасил высеченную из кремня искорку. Молчали купцы. Невеселые мысли донимали их: нет товара, нет судна, нет огня, нет хлеба.
Хрустнула ветка. Медленно повернулись на звук и увидели силуэт крупного животного с целым кустом рогов. Лось то опускал, то поднимал голову, то отбегал в сторону, то возвращался, как бы призывая людей пойти за ним.  Нехотя поплелись они за зверем. Лось для северных людей был самым благородным, почти священным животным. Его ценили за силу, красоту, добрый нрав. Пройдя гудящую чащу, вышли моряки на большую поляну.

Невдалеке бушевало море. В темной пелене ночи со стороны моря призывно сверкали огоньки. Напротив, на островке неясно вырисовывались контуры какого-то грозного сооружения. То стоял мощный замок с башней Петруса Олафа – укрепление шведских феодалов на новгородской земле. Берег островка был обнесен высоким земляным валом и частоколом из берез. Белизна стволов резко выделялась в темноте. Кое-где на валах светились огоньки. Изредка порывы ветра доносили голоса стражи: «Все спокойно! Все спокойно!». Там было тепло можно было обсушиться, плотно поесть. Шведский матрос, взобравшись на валун, кричал изо всех силы своим, но ветер уносил его призывы в даль, минуя стены замка.

За ближайшим валуном улеглись они прямо на землю, прижались к друг другу, закутались в мокрые кафтаны. Съежившись, согревая дыханием друг друга, уснули под гул стихии.

Снится им сон. Стоят они на шумной городской площади. Кругом красивые дома, рядом каменный причал, где швартуются большие корабли. Гостей приглашают в ратушу. Ярко пылает камин, добрые женские руки ставят на стол ароматное жареное мясо. В центре берестяное ведерко с молоком. Наливают купцы парное молоко в глиняные кружки. Всем тепло, хорошо.

Проснулись моряки и обомлели от удивления. Вокруг них лежали … лоси, обогревая продрогших людей. Их было 12 – хорошая примета! Добрые большие глаза животных смотрели на спящих. Возле взрослых зверей резвился лосенок.

Сияло солнце, весело щебетали птицы. По голубому небу неслись белые облака. Как будто и не было ночного кошмара. Боясь пошевелится, дышать купцы сидели в полном молчании. Лоси, как бы понимая их состояние стали медленно уходить, приветливо мотая головами. Вскоре они исчезли. Купцы долго не могли прийти в себя.

Там, где резвился лосенок, на камне-валуне стояло берестяное ведерко с лосиным молоком. Осмотрелись купцы. Солнечные лучи сверкали и перемигивались разноцветными огоньками в лужах, освещали золотистые стволы стройных красавец – сосен. Кругом гранитные утесы, масса камней. Поляна опускалась вниз, к морю, где, весело журча, волны играли с камушками, пересчитывая их. Отличная, удобная бухта! – оценили купцы. И земли много. Да, быть здесь городу!

Вернулись к ведерку. Жадно припали к нежной белой коре. Подошла очередь испить шведскому матросу. Взял швед ведерко, прильнул к нему, да выскользнуло оно из рук и покатилось по земле. Озорно сверкнув глазами, выскочил из-за камня лосенок, боднул ведерко и умчался в лес.

– Да, не пить нам, шведам, полную чашу молока на русской земле, не вечно ей любоваться, – горько произнес шведский матрос.
Белые молочные ручейки растекались между камней в разные стороны, как бы очертив контуры будущего города, кривые ручейки – улицы сбегались к большой молочной лужице – к будущей площади Ратуши.

Как зачарованные, смотрели купцы на рисунок этот и ждали, что появиться лоси. Но все было тихо. Лоси никогда больше не появились на поляне, уступив эти места людям.

Подняли головы купцы, увидели напротив громаду мрачного каменного шведского замка. Посуровели лица русских людей.

– Придет время, погоним не прошенных гостей – шведов с нашей земли!

… Вскоре вернулись купцы домой, в Новгород и Псков. Рассказам конца не было. Никто не верил им.
Прошло время. Собрались они в новый поход. Довелось побывать с торговой миссией в Выборге. На полуострове, куда их когда-то привели и спасли лоси, стоял город. Он был обнесен высокими, обшитыми гранитом, стенами. Был построен причал. В городе имелись мастерские кузнеца, сапожника, гончара, мастера по починке парусов. На торговой площади, где когда-то пили они молоко, стояла двухэтажная каменная ратуша. Там был зал для гостей. В зале – картина с изображением 12 лосей, среди них и маленький лосенок, играющий с берестяным ведерком. Все дышало чистотой, уютом. Сверкали огоньки свечей в слюдяных оконцах, бушевал огонь в камине. В центре стола – настоящее берестяное ведерко. Любой мог налить в него парного молока.

Выборг рос. Прокладывались улицы, строились здания, соборы, башни. Из поколения в поколение передавался таинственный рассказ о возникновении старого города. В каждом доме было берестяное ведерко. Жители, показывая его, сокрушенно передавали слова безвестного шведского матроса, спасенного русскими: «Не пить нам, шведам, полную чашу молока на русской земле, не вечно ею любоваться». Не смогли шведские рыцари искоренить молву эту. Боялись они ее. Строили бастионы, укрепляя и без того мощные башни и стены. Да ничего не помогло. Летом 1710 года встретил Выборг своих освободителей – русских матросов и солдат – настоящих хозяев земли этой.

…Стоит в Выборге бронзовый лось. И сейчас выборжцы считают лося мудрым и прекрасным зверем, хозяином лесных просторов Карельского перешейка.

В. Морозов, печатник типографии
Е. Павлова преподаватель истории.
«Выборгский коммунист» 26 декабря 1970 г.

Из авторского путеводителя по Выборгу «Древний Выборг. Легенды и городские истории», автор Андрей Николаев.

comments powered by HyperComments
Поделиться
Загрузка...