На чем погорели реставраторы Часовой башни. Мнение эксперта

1236
Поделиться

Прокуратура Выборга сообщила накануне о возбуждении уголовного дела по факту хищения бюджетных денежных средств при консервации Часовой башни. Архитектор-реставратор Ирэн Хаустова, проводившая экспертизу для прокуратуры, в эксклюзивном интервью ibvg.ru прокомментировала претензии, которые выставлены компании «ЭШЕЛЬ», выполнявшей работы.

часовая башня_вНапомним, и сам аукцион комитета по культуре Ленобласти, проводившийся в конце 2014 года, и компания, выигравшая тендер на ремонтно-реставрационные работы на Часовой башне, изначально вызывали сомнения у специалистов. После многочисленных публикаций, прокуратура Выборга начала проверку, а известного в Ленобласти архитектора-реставратора Ирэн Хаустову привлекла в качестве эксперта по архитектуре. Полагаем, представлять ее выборгскому читателю не нужно. Это эксперт высшей категории, работавшая на реставрации многих исторических объектов Ленобласти, в том числе и Часовой башни в Выборге. Ирэн Александровна, в свою очередь, попросила поддержки технического специалиста, чтобы проверка была комплексной.

— Мы элементарно проверили соответствие объемов выполненных работ со сметой. Во-первых, сам контракт был очень непонятный. По нему возникло очень много уточняющих вопросов от участников аукциона, которые не понимали условия контракта и необходимого объема работ. Во-вторых, контракт с комитетом по культуре Ленобласти был на ремонтно-реставрационные работы. Это очень важно. И техническое задание от департамента было на ремонтно-реставрационные работы со всеми вытекающими последствиями: авторский надзор, технический надзор… О каком авторском надзоре могла идти речь, если проекта работ не было? Без проекта ремонтно-реставрационные работы в принципе выполняться не могут. Зато были приложены методические рекомендации, очень странные, в частности, рекомендующие разобрать в колокольне проемы 16-го века. Так что, мы еще должны радоваться, что «ЭШЕЛЬ» не выполнила работы по контракту.

Ирэн Хаустова, архитектор-реставратор высшей категории
Ирэн Хаустова, архитектор-реставратор высшей категории

Контракт был заключен на 3,88 миллиона рублей, плюс добавочное соглашение на 300 с лишним тысяч. Итоговая сумма — 4,2 миллиона рублей. Причем, первый контракт включал 20 м² лесов. Пожалуй, даже дилетанту понятно, что этого количества не хватит даже на покрытие первого яруса башни. Видимо, поэтому появилось добавочное соглашение. Тем не менее, контракт предусматривал строительство и разборку лесов. То, что разборка лесов не выполнена, видно и без участия специалистов. Это обстоятельство привело к очень печальным для нашего культурного наследия последствиям: поскольку лазали туда все, кому не лень, были сломаны часы 1848 года изготовления, которые являются одной из важнейших достопримечательностей башни, и могли бы стать центральным экспонатом будущего музея.

— Даже во время войны эти часы уцелели. Даже во время реставрации я боролась с тем, чтобы их не трогали, — сокрушается Ирен Александровна. – Если говорить о лесах, то самая большая беда, что их закрепили к анкерам внутристенных связей. В Выборге очень часто ураганы, а леса дают огромную парусность. Но они даже не завязаны со всех сторон. И если порыв ветра вырвет анкеры, посыпятся и стены. А главное угол — самый опасный и который должен был быть укреплен во время противоаварийных работ. Инъектирование указано в смете. Но его нельзя проводить после 1 октября, а, как мы помним, контракт был подписан в зиму. Мы видели несколько дырок. Они, видимо, пытались это сделать. Но в итоге в разваливающийся угол просто запихнули кирпичи на растворе. В смете указано: на создание раствора ушло 15 тонн мраморной крошки и 4 тонны цемента. Такой раствор используется для домастиковки кирпича, и таким количеством можно было на всю башню «шубку» сделать. Но кирпичи видны! Значит, не было сделано никаких ни глубинных работ, ни поверхностных.

часовая башня_бПоскольку работы производились уже по морозу, раствор в некоторых местах счищается даже руками. Еще один важный момент: в сметах написано «на консервацию». Выходит, что «ЭШЕЛЬ» не выполнила контрактные условия? Ведь реставрация – одно, а консервация – другое.

— Единственное, что правильно сделано – укрыт металлом карниз восьмерика. Но! При этом они разобрали балюстраду, которую, я думаю, можно было отреставрировать и сохранить. Везде вода, все льется. Башня вся промокает. Внутри по четверику (технолог был с влагомером) влажность просто зашкаливает, превышает допустимую норму в несколько раз. То есть,  в зиму башня уйдет насквозь промокшая. Подкружаливание арок не выполнено. Верхняя часть не трогалась совсем. Площадка под колоколом гнилая. Нужно было хотя бы рубероидом ее застелить, чтобы дальше на промокало, не текло внутрь. Там ничего не сделано.

часовая башня_дВсе экспертные заключения Ирэн Хаустова передала прокуратуре.  Комитет по культуре, в свою очередь, не представил никаких документов, кроме «корочки» с методическими рекомендациями. Выборгская прокуратура, в свою очередь, приняла решение о возбуждении уголовного дела.

Но все плохое для Часовой башни на этом не закончилось… Как мы помним, после «ремонтно-реставрационных» работ ООО «ЭШЕЛЬ» на башню пришла компания «АК-Проект» для разработка проекта реставрации. Напомним, ivbg.ru писал о странностях проектных работ этой компании. На тот момент разработка документации по Часовой башне была еще не завершена. Но известно, что эксперты проект реставрации приняли только после многочисленных доработок, а музейщики, которые после реставрации будут эксплуатировать здание, проектом, мягко сказать, недовольны. «АК-Проект» во время проектировочных работ внутри здания расшили все места, где имеются небольшие трещины. То есть оголили кирпичи, тем самым лишив их защиты от влаги. Физически работы по реставрации на башне должны начаться к лету следующего года. Вот только все меньше надежд остается, что башня подойдет к этому моменту без очередных потерь…

comments powered by HyperComments
Поделиться
Загрузка...