Андрей Радин: Беда телевидения Петербурга в близости Москвы

Поделиться
За три года в Ленобласти на базе Ленинградской областной телекомпании (ЛОТ) был создан 47-й канал, вещающий теперь и в Петербурге. О том, как с нуля, с минимальными средствами и штатом создается круглосуточный городской телеканал, и о том, почему в Петербурге таких телеканалов почти нет, рассказал Лениздат.Ру Андрей Радин, генеральный директор ЛОТ.
Фото: Интерпресс

 Еще 2 мая появилась информация о том, что именно Андрей Радин может стать главным редактором нового городского телеканала на базе Life78. На любые вопросы о новом проекте журналист отвечать отказался, но рассказал о собственном опыте создания 47-го канала сначала в качестве председателя комитета по печати Ленобласти, а потом — в качестве генерального директора. За три года ЛОТ прошел путь от часовой вставки в местный эфир Пятого канала до самостоятельного круглосуточного телеканала.

— Почему долгое время существовавший в формате часовой вставки ЛОТ вдруг решили реформировать?
 
– Попытки распространить ЛОТ предпринимались давно: искали «окна» на «Звезде», на РЕН ТВ, пытались организовать вещание в интернете, но все не увенчалось успехом. Три года назад в комитете по печати предложили сделать телеканал круглосуточным и выпускать через кабель. Пока я работал в комитете по печати, мы взялись за распространение: заключали договоры с операторами, чтобы обеспечить максимальный охват, снабдили их соответствующими устройствами приема, подняли сигнал на спутник.
 
— Получается, телеканал был почти с нуля создан за три года?
 
– Фактически да. Увеличение финансирования позволило арендовать оборудование, заключить договоры с поставщиками контента. Сейчас у нас порядка трех часов собственного вещания: шесть 15-минутных выпусков новостей ежедневно, итоговая программа «Ленинградское время», спортивная передача «Область спорта», программа о культуре НЛО («Неизвестная Ленинградская область»), «Действующие лица» – о политиках и другие оригинальные продукты, которые делаем мы сами или наши партнеры на аутсорсе.
 
— ЛОТ — учредитель «Общей газеты» Ленинградской области и портала «Онлайн 47». Вы используете эти СМИ в комплексе?
 
– Нет, «Онлайн 47» как самостоятельное СМИ откололся от нас. Чтобы не распыляться и не загружать себя лишними финансовыми документами, мы существуем параллельно и не занимаемся ими.
 
— Откуда идея распространять областное телевидение в городе?
 
– Любой телеканал должен понимать, на какую аудиторию работает. Но «Медиаскоп» не делает замеров в области, и понять, кто тебя смотрит и когда, можно только какими-то соцопросами, которые каждую неделю никто проводить не будет. Лично я принял решение транслировать телеканал в городе, чтобы понять, какой рейтинг и доля у телеканала. Кроме того, это интереснее для рекламодателей. Для этого был создан бренд «47»: у канала должно было быть собственное имя, а название ЛОТ уже использовалось во вставке на Пятом канале. Был запущен сайт, на котором сейчас больше информации, чем идет в эфир.
 
— Выход в Петербург стал не просто технической возможностью делать замеры, но и концепцией телеканала?
 
– Мы позиционировали себя как канал двух регионов. Петербуржцы ездят в Ленобласть, а жители области работают в Петербурге. Эта ниша была не занята, потому что «100 ТВ» развалился, а «Санкт-Петербург» вещает только на город. О Ленобласти рассказать могут не все, тем более в новости попадают в основном ЧП. Какого-то позитива, жизни глубинки, истории, культуры, туризма недостаточно, это разовые проекты на некоторых каналах. А на самом деле в области много чего происходит, и люди там живут замечательные.
 
— Какие данные телесмотрения вы фиксируете теперь?
 
– Сейчас наша доля вполовину меньше доли телеканала «Санкт-Петербург», и она колеблется. При этом собственного производства у них больше, бюджет больше в 8 раз (ЛОТ — порядка 90 млн рублей, «Санкт-Петербург» – порядка 700 млн рублей. — прим. Лениздат.Ру), и на рынке они существуют уже 5−6 лет.
 
— Как вообще работать с такой небольшой для телевидения субсидией?
 
– Теоретически у нас должна была быть серьезная рекламная кампания, но на это не было возможностей, а помощи со стороны было маловато. Субсидирование — не самая удобная форма, потому что сначала мы на что-то делаем продукт, а потом нам возвращают затраты. Кроме того, не все статьи расходов покрываются субсидией.
 
— Какое финансирование, кроме рекламного, еще остается?
 
– Во времена Мокрова (Андрей Мокров, был гендиректором ЛОТа с 2013 по 2015 год. — прим. Лениздат.Ру) у ЛОТа были госконтракты, теперь их практически нет. Мы не ходим по комитетам, не попрошайничаем, мы хотим, чтобы к нам сами обращались. Мы не занимаемся «лубочной» рекламой, не снимаем заказные сюжеты. Раньше область оплачивала только затраты на производство контента, а остальное журналисты должны были зарабатывать сами. Но это же бред — для того, чтобы заработать, люди должны подтянуть спонсора и снять про него кино. Чем хуже кино, чем больше елея, тем больше денег они получат. Мы 1 сентября заключили договор с рекламным агентством «Алькасар» (теперь — «Национальное рекламное агентство». — прим. Лениздат.Ру), и нормальные продажи были уже в конце прошлого года, в истории ЛОТа такого не было никогда.
 
— На кого ориентируется ЛОТ?
 
– На зрителя 45+, мужскую или смешанную аудиторию. В Ленобласти немножко другая аудитория, мы не ориентируемся на домохозяек и пенсионеров, здесь больше рабочего населения.
 
— На данный момент чего удалось достигнуть?
 
– Мы все еще в стадии формирования. Мы уже купили в собственность свое оборудование, раньше все арендовалось. Мы купили HD-камеры, транслирующие в режиме реального времени, чем славился Life78. Если сейчас где-нибудь на окраине области открывается завод, то через час это транслируется в эфире.
 
— Команду вы тоже набирали с нуля?
 
– Да, людей на ЛОТе было немного, те штатники, которые были, остались, а новая команда работает на договорных условиях. С увеличением вещания появились новые потребности в персонале, как бы я ни расширял перечень должностных полномочий, он не бесконечен. Сейчас на телеканале работает порядка 60 человек.
 
— А сколько нужно сотрудников, чтобы делать хороший телеканал?
 
– Минимум 150. Когда я работал на «НТВ-Петербург», у меня было 114 человек на 4 выпуска новостей. А сейчас с администрацией (10 человек, и меньше некуда) нас 60. Сама редакция из них — 20−25 человек, а еще монтажеры, сисадмины…
 
— На данный момент чего не хватает ЛОТу?
 
– Очень не хватает средств для расширения личного производства. Для областного телеканала сейчас формат оптимальный: кинобудка и новости. Информация отовсюду, непошлое кино и документалка с мультиками. За это нам 21-ю кнопку и дали — мы отвечаем всем необходимым критериям. Но мне как телевизионщику не хватает прямых эфиров и собственной студии. Телеканал должен быть как персидский ковер — соткан из различных узоров. Полноценное телевидение — это равномерное чередование прямого эфира и записных программ, этого не хватает. Многие вещи без прямого эфира нельзя показать, потому что трудно или невозможно снять картинку или невозможно преобразовать произошедшее в телевизионный сюжет.
 
— А какими достижениями за эти три года вы гордитесь?
 
– Может, это прозвучит пафосно, но я горжусь тем, что у Ленобласти теперь есть круглосуточный телеканал. Было чистое поле, а сейчас в нем стоит дом. С домом можно делать что угодно: украшать, расширять, сад разбивать, главное, что он уже есть. Можно его забросить, а можно развивать. Но то, что он есть, и то, что он утвержден 21-й кнопкой, — это и есть признание.
 
— Недавно вы говорили о том, что городу нужно несколько разных телеканалов. Вы имеете в виду разных по направленности?
 
– Да нет, просто количество. В Екатеринбурге, Омске, Новосибирске вещает по несколько телеканалов. Они частные, они соревнуются друг с другом, это увеличивает конкуренцию и повышает качество. Чтобы представить жизнь города во всей красе, на одном канале должно транслироваться одно, на другом другое, так и складывается картина городской жизни.
 
— Как так получилось, что в крупнейшем Петербурге и Ленобласти сейчас фактически два телеканала и оба субсидируются государством?
 
– Наша беда в том, что мы близко к Москве. Она и творческие силы у нас выкачивает, и все деньги там. Очень близко центральные каналы, которые могут себе позволить оказаться в Питере за три часа. Или окучивать жизнь города с помощью корпункта. И city-channel у нас нет, не было такого в хорошем смысле заказа. Телевидение — дорогое дело, и в петербургское телевидение мало кто хочет вкладывать, когда рядом Москва.
 
— Насколько сейчас вообще высока потребность в телевидении?
 
– Вещание, конечно, теряет свое первоначальное предназначение. Люди, которые интересуются новостями, аналитикой, — все уже в интернете. Но без телевизора все равно никуда, он работает фоном. Интернет дает людям новости, справку и развлечения, остальное в интернете не ищут. Телевизор может быть членом семьи, особенно для Петербурга, где 1,5 млн пенсионеров и много одиноких людей. Говорить о том, что интернет поглотит телевизор, можно только с технической точки зрения.
 
— Какие ключевые вопросы должен решить для себя человек, который с нуля делает городской телеканал?
 
– Все старо как мир: надо понять, кому это нужно, и понять, на кого ты работаешь. Какие цели и задачи стоят и какие возможности есть. Для создания телеканала кроме воли, желания и необходимости нужен эфир, деньги и команда, это еще Добродеев (Олег Добродеев, гендиректор ВГТРК. — прим. Лениздат.Ру) говорил. А для чего это нужно — уже другой вопрос. Если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно?
 
Лениздат.ру.  Катерина Яковлева
comments powered by HyperComments
Поделиться
Загрузка...