Приказ Минприроды поставил под угрозу сотни гектаров лесов Ленобласти

Поделиться

Министерство природных ресурсов и экологии выпустило приказ, который отныне разрешает капитальное строительство в зеленых зонах. Теперь в природоохранных зонах мегаполисов можно возводить объекты здравоохранения, образования, физкультурно-туристические комплексы и прокладывать дороги и линии связи. Разумеется, застройщики потирают руки, а лесам Ленобласти пророчат страдания.

Ситуацию для РБК прокомментировал Дмитрий Синочкин, шеф-редактор еженедельника «Недвижимость и строительство Петербурга». Он видит в новом приказе положительные и отрицательные стороны, однако вторые гораздо шире и весомее первых.

«В Ленинградской области около 900 тысяч га одновременно считаются и землями Лесного фонда, и сельскохозяйственными территориями, а то и землями поселений. Ситуацию могло бы исправить установление нормального правового режима для лесных территорий: надо внести участки в кадастр, обозначить координатные точки и включить наделы в публичные кадастровые карты».

Синочкин тут же приводит несколько примеров недейственности приказа Минприроды и сложностей, с которыми он может столкнуться несмотря на кажущуюся простоту его работы.

«В Петербурге и области немало подобных историй. Например, до сих пор продолжается спор вокруг части территорий Ржевского полигона: то они принадлежат муниципалам, то Министерству обороны. Недавно возник конфликт у девелопера — ГК «Факт», которая строит коттеджный поселок у озера Пионерское. На этой территории оказались чьи-то дачи, не включенные в документы. По данным активистов, это земли Лесного фонда, а распоряжением администрации установлено, что это сельхозземли, которые могут использоваться под дачи».
В новом приказе Минприроды масса «серых зон» и лазеек. Фото: Новая газета

Кроме того, спорный момент он видит и в нечеткости грани между капитальным и некапитальным, хаотичным строительством. Здесь возникает опасность нецелесообразного использования, по сути, природной земли, на месте которой может вырасти, по сути, всё что угодно — на полсотни лет загнившая стройка, «временный» отель для зарабатывания денег и так далее. Препятствий к этому теперь нет, если земля официально передана в руки собственника или застройщика «на время».

«Есть и еще один спорный момент: у нас до сих пор нет четкой грани между капитальным и некапитальным строительством. И нередко капитальное строительство ведется под видом временного. Например, в лесу появляются вертолетные площадки, постройки на бетонных фундаментах. А какой-нибудь чиновник заявляет, что все это построено на земле, арендованной на 49 лет — и объект становится временным. Пока в законодательстве остаются эти «серые зоны», застройка в самых «вкусных» местах будет вестись хаотично».

Однако есть во всем этом и некоторые плюсы — например, наличие конкуренции. К тому же, не стоит опасаться, что исчезнут все леса Ленобласти. Разумеется, Минприроды этого не допустит. Приказ вынужден урегулировать использование лишь так называемых «пригородных» лесов, которые плотно обступают город и иногда осваиваются и без разрешений. Теперь так сделать будет  нельзя — Минприроды, кажется, взяло это под свой контроль. Кроме того, спрос на недвижимость пускай и медленно, но сползает вниз, а это значит, что мы будем избавлены от повсеместных строек.

С другой стороны, покупателям нужны разные форматы, на любой вкус. Это признак здоровой конкуренции. И не стоит опасаться, что сейчас все пригородные леса застроят. Доходы граждан снижаются, спрос на недвижимость невысокий. На загородном рынке в организованной застройке продается в среднем 4,5-5 тыс. коттеджей в год, а предложение — около 20 тыс. объектов. То есть существующего предложения хватит на несколько лет.
Спрос на недвижимость падает, потому не стоит опасаться повальной вырубки леса в регионе. Фото: Liveinternet

В качестве примера хорошей и активной общественной деятельности Синочкин приводит областное Токсово. Иногда люди, населяющие тот или иной город или район сами вольны оказывать влияние на застройщика даже в бОльшей степени, чем Министерство природных ресурсов.

«В Токсово, например, девелоперы даже не пытаются построить что-нибудь выдающееся. Потому что местные жители консолидированы, могут в несколько дней договориться и устроить митинг, подают судебные иски. Это отравляет жизнь застройщику, и он уходит — строить становится невыгодно. Практика показывает, что там, где есть местное сообщество, не происходит серьезных градостроительных ошибок».
Поделиться
Загрузка...