Бывшая петербурженка пояснила причины забастовки «Голос безработному» в Финляндии

Поделиться

2 февраля в Финляндии проходит масштабная забастовка, парализовавшая движение практически всего общественного транспорта Хельсинки. Люди бастуют против «модели активности», нацеленной на борьбу с безработицей. Однако по какой причине возмущаются и трудоустроенные граждане страны? Бывшая жительница Петербурга, переводчик-фрилансер Полина Копылова рассказала «Фонтанке.fi» о подводных камнях «лёгкого» финского пособия.

Подпись под законом о так называемой «активной модели» стоила президенту Ниинистё нескольких пунктов в его предвыборном рейтинге. А вот под требованием отмены этого закона поставили свои подписи почти 200 000 человек — и я тоже. При этом в статусе безработного я последний раз была 5 лет назад. Однако довольно многим приходится жить на пособие, даже если они этого не хотят. Попробую объяснить, почему так получается.

Пятнадцать лет назад моя жизнь в Финляндии началась так: отпраздновав мой переезд, мы с супругом обнаружили, что денег нет, а выручки за пустые бутылки хватит разве что на хлеб с молоком. Без масла. Молока не хотелось.

И тут его осенило.

— Ты же это, иностранка. Тебе деньги положены. Пошли в KELA.

И мы пошли.

В KELA мы отстояли порядочную очередь: дело было в январе, и праздновали многие. Когда на табло мигнул наш номер, супруг для надежности придвинул меня к окошку вместе со стулом и уточнил для усталой с утра служащей:

— Это. Она иностранка. Я так понимаю, ей какие-то деньги положены.

Грохот челюсти, которую уронила под стол сотрудница пенсионного ведомства, долго аукался эхом по кабинетам. Опомнившись, она обстоятельно объяснила нам, что нужно сделать, прежде чем просить денег. Денег расхотелось.

Хотя Финляндия считается государством всеобщего благосостояния, припереть простого, живущего от зарплаты до зарплаты человека может по-всякому. Увольнение, длительная болезнь, депрессия, развод — и налаженный бюджет рушится под весом кредитов. А бывает, что люди «никогда хорошо не жили», и никак не могут начать: бедность наследуется — пусть финская, чистенькая, но безотрадная.

В обрез денег бывает у студенческих семей, у мам, которые одни воспитывают детей или сидят с ними дома, у пенсионеров.

Черта финской бедности для одинокого человека после всех налоговых отчислений — 1185 евро в месяц. Для мамы с ребенком — 1541 евро в месяц. Для семьи из трех человек — 2133 евро в месяц. Вроде как для России приличные деньги, да?

Меж тем съемная «трешка» в столичном регионе стоит минимум 900 евро в месяц («двушка» ненамного дешевле, а места заметно меньше). Вычитаем эту сумму из доходов семьи. Получаем 1233 евро. Все еще много? Но это всего на 88,48 евро больше прожиточного минимума, исходя из которого рассчитывается социальное пособие. И если кто-то в такой семье потерял работу — добро пожаловать за дармовыми деньгами.

Погодите радоваться. Вы точно знаете, какое пособие вам положено и как его получить?

Свое первое пособие рынка труда я в итоге получила только месяца через три после приезда, потому что мне полагалась каренсия — штрафное время за то, что в России я перед отъездом уволилась по собственному желанию. Пособие составляло 700 с чем-то евро в месяц, и уже тогда требовало от получателя проявления активности — но не всякой, а только той, которую одобряло бюро по трудоустройству. А вот про то, чтобы взять халтурку ”по-белому” — даже не мечтай, замучаешься с перерасчетами. Безработный должен искать работу, а не «халтурить». В общем, я довольно быстро захотела избавиться от государственной опеки. Но…

Итак, вы без работы. Вы будете оформлять пособие рынка труда. Это требует времени — а денег у вас, возможно, уже нет или почти нет, но счета не ждут, особенно за квартиру.

Срочно идите в KELA: вам нужно оформить пособие на жилье. Это тоже занимает время. Арендодатель волнуется. Наконец, вам его оформляют на всю семью, но пособие покрывает только часть квартплаты. И вместо 1233 евро в месяц на троих получается, допустим, 800. Это мало, потому что надо платить за электричество, за страховку, в общем, набегает. И тогда вам нужно будет оформить социальное пособие, дополняющее, чтобы после оплаты жилья, счетов за электричество и обязательную страховку квартиры у вас оставалось на троих 1144,52 евро. Значит, вам нужно попросить 314,52 евро. Ради этой суммы к не самому простому бланку заявления нужно собрать от 4 до 20 различных приложений. Чтобы подготовить пакет документов, может потребоваться целый день, а то и больше. Конечно, во второй раз (через месяц) будет проще — если в вашей ситуации не произойдет изменений. Если же произойдут — впереди перерасчет и, возможно, задержка выплаты. А счета не ждут: если просрочить оплату, то «социалка» их не компенсирует.

А тем временем бюро по трудоустройству отправляет вас на совершенно не нужные вам курсы, где учат писать резюме. Учитесь — потому что по новым требованиям вы должны отправлять минимум одно резюме в неделю. Иначе вам срежут пособие рынка труда, и придется просить социальное пособие.

Вам предложили место практики за ту же сумму пособия, но требования — как на работе за зарплату? Берите. За отказ вам срежут пособие рынка труда, и снова придется просить социальное пособие.

А его ведь тоже могут за разные грехи срезать на 20%, а иногда и на 40% — например, за необоснованный отказ от рабочего места. И тогда придется вместо KELA отправляться уже в муниципальную социальную службу. Да, там, скорее всего, помогут — могут даже предложить денег ребенку на велосипед или оплату кружка. Но сами подумайте, каково взрослому человеку просить денег? Правильный ответ — стыдно.

В этом смысле «дармовые» деньги даются очень специфическим трудом. По сути, нужно разбираться в системе пособий не хуже соцработника. Нет ничего удивительного в том, что часть денег, зарезервированных в государственном бюджете на социальные нужды, остается невостребованной. Люди не хотят браться за сложное оформление бумаг и как-то выкручиваются: студенты перехватывают у родителей, кто-то приторговывает на сетевых аукционах или работает «по-черному», а кто-то попросту экономит, как умеет, или стоит в очереди за бесплатными продуктами. Понукание — мол, иди работать — тут не поможет: есть немало случаев, когда специалисты с высшим образованием отправляют не одно, а 20-30 резюме в неделю, на любую мало-мальски подходящую должность. И им не приходит никакого ответа.

И вот правительство решило еще больше усложнить жизнь безработных: больше отчетов, и не всегда выполнимое требование активности, которую, опять же, надо проявлять не как попало, а как положено… Иногда муниципальное бюро по трудоустройству не может ничего предложить, но если активности не проявлять, то пособие срежут. И хотя штраф будет составлять всего несколько процентов — важен принцип, а не сумма. Система социального обеспечения со всеми ее пособиями — пусть громоздкая — все-таки может поддержать, а иногда просто спасти. Ее надо реформировать. Но нельзя превращать в формальное «погоняло».

На месте безработного может оказаться каждый — это прекрасно понимают сотни бастующих. Кому-то из них наверняка приходилось оставаться без работы — как, впрочем, и мне. И все они, в отличие от правительства, хорошо знают, какую цену имеют «дармовые деньги».

Поделиться
Загрузка...