Поделиться

Согласно данным аналитического сайта sfri.ru, в июне 2019 года число инвалидов в Ленобласти достигло 138 248 человек. Официальную статистику по числу людей с ограничениями зрения и слепым не ведут. По данным руководителя филиала ЛО ГКУ «Центр социальной защиты населения» Натальи Беленовой, только в Выборге 72 инвалида по зрению. Известно, что с начала года региональный Центр занятости трудоустроил пять незрячих ленинградцев, из которых трое получили временную работу. Журналист ivbg.ru выяснил, как живут в Ленобласти люди с ограничениями зрения, как тяжело им найти работу и что им должно государство.

Фото: численность инвалидов по группам за июнь 2019 года / скриншот sfri.ru

Рождение

Фото: Модест Гришин / фото из личного архива Модеста

Модест родился в Ленинграде в 1986 году. Когда он находился на доращивании в роддоме, ему повредили глаза кислородом. Разбираться с этим никто не стал. Обладая остаточным зрением, Модест прошел большой пусть и теперь помогает людям с ограничениями по зрению, работая в Санкт-Петербургской библиотеке для слепых и слабовидящих.

Слепота — это патологические изменения в зрительном аппарате, при которых острота зрения полностью отсутствует, либо снижена. В медицине слепоту подразделяют на врожденную и приобретенную. Согласно данным Федеральной службы государственной статистики, с 2000 по 2017 год заболеваемость глазными болезнями среди населения России находится на среднем уровне.

14 августа 1988 года в выборгском роддоме на свет появилась Татьяна. Через три месяца оказалось, что девочка не реагирует на движение. Врачи диагностировали у нее атрофию зрительных нервов. Это заболевание возникает при нарушении работы нервных волокон, которые передают картинку в мозг. Причиной подобного диагноза назвали родовую травму. Близкие маленькой Тани возили ребенка по специалистам, чтобы узнать о возможных вариантах лечения. В ответ слышали, что помощи искать нет смысла, но надо надеяться на прорыв в медицине.

«Слепая дура»

Фото: Татьяна Дугина / из личного архива Татьяны

Таня живет с остаточным зрением и это упрощает жизнь в сравнении с полностью слепыми людьми.

«Вообще я вижу силуэты вблизи себя: на расстоянии около метра я могу видеть, а потом у меня все начинает расплываться. Вот, например, в книжке мелкие буквы — они для меня как песок»

В первые годы жизни у Татьяны, которая вместе с семьей жила в Каменногорске, не было друзей. В ясли ребенка не отдавали. Лишь в шестилетнем возрасте девочку попытались социализировать. Специализированный садик в Выборге не подошел ребенку. В восемь лет Таня пошла в первый класс спецшколы, перебравшись с мамой в Петербург. Программа была рассчитана на 12 лет.

«Любая инвалидность — это не болезнь, не уродство, а просто особенность человека. Вот у человека такие особенности — он не видит, но из-за этого не следует, что он не человек» , — комментирует председатель выборгского «Общества слепых» Виктор Седов.

В детстве незнакомый мальчик назвал Таню «слепой дурой». Она долго плакала. Агрессия ровесника выбила ее из колеи, несмотря на то, что мальчик потом пришел с извинениями. Специальный психолог Мария Логинова считает, что стычки здоровых детей и инвалидов происходят из-за недостаточной работы родителей в просвещении себя и собственного ребенка.

«Банальная фраза: «Кто владеет информацией, владеет ситуацией» крайне актуальна в этом вопросе. От знания сути заболевания может зависеть жизнь конкретного ребенка: будет он принят обществом или нет, будет у него возможность быть счастливым или нет. Ведь детское счастье измеряется не количеством игрушек дома», — поделилась своим мнением практикующий специальный психолог Мария Логинова.

Со второго класса у Тани началась стандартная школьная программа, только с уклоном на браилевскую систему письма. В группе учились около 13 человек. Таня вспоминает, что дети воровали вещи и издевались друг над другом. Ее часто обзывали и смеялись из-за особенностей комплекции. И дети завидовали, что родители забирали девочку каждую неделю на выходные. Но это не помешало ей сблизиться с ребятами из других классов. Окончив школу, Татьяна поступила в петербургский медицинский техникум на массажиста из безысходности, но в процессе обучения полюбила свое дело.

Фото: аудиотека в Санкт-Петербургской библиотеке для слепых и слабовидящих

Детство Модеста прошло спокойно. Во дворах иногда приставали здоровые дети, но друзей было больше. Нахождение в классическом социуме помогло освоиться в спецшколе. Он рассказывает о родителях приятелей до сумасшествия опекающих детей. Они в поисках лечения обращались не только к медикам, но и к гадалкам и колдуньям.

«Не стоит заниматься гиперопекой, которой иногда страдают родители детей с особенностями. Туда нельзя, сюда не ходи, мы тебя отведем и приведем — тогда вырастает ребенок, не адаптированный к жизни, который ничего потом толком не может»

В университете, как сам говорит Модест, он поставил себя самодостаточным человеком, поэтому с однокурсниками и преподавателями не было никаких проблем. Модест учился на двух факультетах. Сейчас он имеет степень бакалавра по истории и обществознанию и степень магистра педагогики по направлению высшее образование.

Вам будет интересно
Ни для кого не секрет, что в России, в том числе и в Ленобласти, есть люди, которые живут на улице....
24.02.2019 5501

«С трудоустройством — беда. 10 тысяч пенсии и все»

Фото: скульптуры в издательском отделе библиотеки для слепых и слабовидящих. Автор — Олег Зиновьев, скульптор с инвалидностью по зрению

Главные трудности начались после окончания университета. На поиски работы Модест  потратил более четырех лет. Это проблема актуальна среди инвалидов всех категорий.

«Это уже проблема того, что у нас есть некое предвзятое мышление в России. Это случается очень часто. Работодатели сразу начинают задавать вопросы «А как ты тут будешь?», «А как делать?». Они не понимают, что нам доступны компьютеры и другая техника»

Согласно российскому законодательству, человеку с ограничениями по зрению должны обеспечить рабочее место, полностью оснащенное для его нормального функционирования. Сюда можно отнести тактильные полосы для инвалидов.

«Проблема заключается в том, что, когда гражданина берут с инвалидностью не только по зрению, а вообще с инвалидностью, то по законодательству человеку нужно создавать специальные условия. А не каждое предприятие это может», — пояснил председатель выборгского «Общества слепых» Виктор Седов.

По словам Седова, есть инвалиды по зрению, которые живут очень бедно. По его мнению, уровень жизни слепых, которые не работают, зависит только от наличия жилья и родственников.

«С трудоустройством — беда. Скажем, 10 тысяч пенсия и все».

Модест уже почти четыре года занимается редактурой книг по Брайлю в издательском отделе Санкт-Петербургской библиотеки для слепых и слабовидящих. Кроме того, он вместе со своими двумя коллегами занимаются нотным брайлем, предназначенным для слепых музыкантов.

«Это направление сейчас очень востребовано. Незрячие часто идут заниматься музыкой, а без нотного брайля тут никак», — добавил он.
Фото: детская книга для слепых и слабовидящих, хранящаяся в библиотеке

Тане повезло больше. Работу нашла почти сразу — в детском саду открылась вакансия массажиста. Там она трудится последние восемь лет: молодая женщина девять месяцев работает в Петербурге, а на летний сезон уезжает к родителям в Каменногорск, где зарабатывает массажем на дому как для детей, так и для взрослых.

Как-то раз во время обеда в общей столовой Таня попросила налить ей суп, сославшись, на плохое самочувствие и тошноту. После этого пошел слух, что она беременна.

«Хозяйка мне сказала, что ей шалава на сносях не нужна. Я не знаю, откуда это люди берут. Они решили, раз меня тошнит, все, значит она беременна, значит она спит со всеми подряд. Делали все, чтобы мне было сложно жить в Питере», — поделилась она.

Коллеги не понимают почему почти слепой женщине «не сиделось под мамочкиным крылышком». Работая пятидневку с половины девятого до часа дня, она делает массаж восьми ребятам в день. Некоторые воспитатели возмущаются, что массажные процедуры сбивают детям режим, Таня на это не реагирует.

На что могут рассчитывать люди, имеющие инвалидность по зрению?

В каждом регионе система государственной помощи инвалидам по зрению выстроена по-разному. По словам Виктора Седова, живущие в Петербурге имеют больше шансов получить образование и найти работу, чем жители Ленобласти. Но и в Северной столице большие проблемы с доступностью городской среды: нет пандусов или они слишком крутые, мало звуковых светофоров, высокие бордюры, отсутствие тактильных полос, которые при взаимодействии с тростью помогают незрячему человеку ориентироваться в пространстве.

Модест рассказывает, что в Петербурге лучше, чем в Ленобласти, развита система «Говорящий город», которая помогает людям с ограничениями с удобством пользоваться общественным транспортом, переходить дорогу, находить нужные помещения в зданиях, а также сообщает о временных препятствиях в месте проведения ремонтных работ. Известно, что в правительстве сейчас активно обсуждают внедрение системы во Всеволожском и Гатчинском и Сосновоборском районах 47 региона.

Фото: тактильные путеводители по творчеству Шишкина и красотам Италии

На вокзалах, в аэропорту и метро работает служба сопровождения. В больших магазинах можно воспользоваться услугами консультанта, который проведет человека по нужному маршруту.

«Иногда бывают перегибы. Например, недавно в помещение одного из петербургских МФЦ оборудовали брайлевскими табличками. Смысла в этом никакого. Если я иду в МФЦ, то знаю, зачем иду. Я не буду читать брайлевкую табличку, которая расположена стене. Она – грязная, да и как ее искать?»

В соответствии с федеральным законом и социальным кодексом, который действует на территории Ленобласти, слепые и слабовидящие имеют право: на бесплатный проезд на общественном транспорте, компенсацию жилья и коммунальных услуг, которая рассчитывается индивидуально в зависимости от метража и того, сколько человек прописано, а также от показания счетчиков.

Для инвалидов первой группы предусмотрено бесплатное такси, а для второй — одна четвертая стоимости поездки на такси. Кроме того, дети-инвалиды вне очереди проходят в детский сад, школу, лагерь и санаторий, а также имеют льготы при поступлении на бюжет в университет, где им предусматривается стипендия.

«Я могла бы подать заявление на то, чтобы мне дали путевку в санаторий куда-нибудь в Ленобласти. Но я этим не воспользовалась, потому что друзья говорят, что в санаториях скучно. Никаких процедур почти не назначают, просто приезжаешь в номер и живешь там: что хочешь, то и делаешь. Общаться там особо не с кем – скучно», — рассказала Таня.

После того, как несколько лет назад людям с ограничениями зрения позволили бесплатно пользоваться услугами сопровождающего, был поставлен вопрос о единоразовом ежегодном продлении проездных карточек в регионе. Теперь подобная услуга доступная как для слепых, так и для других категорий инвалидов и детей из многодетных семей. Выполнить процедуру можно в любом почтовом отделении нашей области.

«У меня есть мой проездной и проездная карточка для сопровождающего. Они бесплатные. Хорошо, что нам сделали оплату один раз в год, раньше нужно было каждый месяц, — добавила Татьяна.

Специальный психолог Мария Логинова призывает не отворачиваться от проблем других людей, а наоборот просвещать себя и окружающих.

«В век доступности информации не будьте ленивыми, потратьте немного времени и вы узнаете, что бывают гении среди людей с ДЦП, дети с синдромом Дауна становятся моделями, бизнесменами и актерами, слепые и глухие пишут замечательные книги и сочиняют музыку, так же как невидящие и неслышащие, аутисты могут реализоваться в искусстве, науке и так далее», — добавила психолог Мария Логинова.