Независимые люди: сел на иглу за полгода, но выкарабкался

Поделиться

Героем пятой серии «Независимых людей» стал Валерий. Ему 23 года, употреблять наркотики он начал после армии и через полгода уже кололся. Под конец употребления он не видел свою жизнь без веществ, употребляя даже в наркологии, но его спасла реабилитация в центре «Ручей». Сейчас он не употребляет и борется со своей зависимостью каждый день.

Про личное дно

«Дно» для меня было тогда, когда ко мне пришла девушка-участковый. Сначала я ушел в отрицание: «Я не наркоман». Хотя долбил уже три дня один в комнате и был никакой. Даже когда зашел, не испугался, что передо мной сотрудники полиции. Потом она мне сказала, что нужно поехать на проверку на наличие в крови наркотических средств. Я понял, что дальше смысла врать нет: жить негде, у меня тогда вообще ничего не было и я не знал, что делать дальше. Тетя со мной прекратила общение. И я подумал, что нужно попробовать, так как другого выбора не было. Наркоманская сущность во мне хотела где-то перекантоваться, чтобы потом опять вернуться назад. Это было дно. У меня осталось только желание употреблять. Даже когда я ехал в наркологию и на реабилитацию, то испытывал жажду к употреблению. Не верил, что смогу вернуться к нормальной жизни, как живу сейчас: работать, куда-то ходить, с кем-то дружить. Для меня это было чем-то непонятным.

«Тебе надо завязывать»

Ко мне приходили разные люди и мы вместе употребляли. Некоторых я вообще не знал. Иногда появлялись те, кто еще жестко не употреблял, а просто «залетал на огонек». Они говорили: «Смотри, до чего ты докатился. Тебе нужно завязывать». За год до выздоровления я уже не понимал, как это сделать. Наркотики стали основной частью моей жизни. Мои родители умерли. Они выпивали, пока я с ними жил, так и умерли. Опыт моих родителей, которые не смогли остановиться в употреблении спиртного, не позволял думать, что я способен вернуться в нормальное русло и жить дальше. Поэтому, когда мне говорили, что нужно остановиться, я ощущал, что не могу этого сделать. В голове крутилась мысль «А как?».

Какие видишь первостепенные причины?

Я склонен к этому. Моя мать и отец были героинщиками и алкоголиками. Может это и не правильно, что я их обвиняю в возникновении своей зависимости. Понятно, что это моя вина, не их, что я употреблял, но склонность была не только к наркотикам, но к играм. Я мог целую ночь сидеть играть, а потом пропустить рабочий день.

Сколько я себя помню, они пили. Отца в нашей семье не было, но были отчимы и они все выпивали. Мы жили в городе, потом переехали в поселок, где у нас был дом. Воспоминание об этом поселке — весь поселок бухает у меня дома. Когда мне исполнилось 13 лет, мать допилась до такой степени, что заработала цирроз печени и умерла. Через год умерла бабушка. После этого меня забрала к себе тетя. Там была совершенно другая семья: никто не пил, все работали и жили в огромном доме. У меня была своя комната и все условия, только живи, ходи учись. Все должно было быть хорошо.

5 серия

Когда впервые попробовал?

Мне было лет 16-17. Уже жил один в студенческом общежитии. Мои друг и по совместительству одноклассник, с которым мы вместе закончили школу и поступили в техникум, большую часть школьного периода рассказывал, как он употреблял. Первое время меня это вообще не интересовало, но в возрасте 16-17 лет меня это почему-то привлекло. Я ему позвонил и пришел к нему. Мы покурили гашиш.

Как быстро втянулся?

Это было до армии. За год до службы с 17 до 18 лет я употреблял курительный наркотик раз в месяц. Мне было не так легко достать его, поэтому просто курил и мне не сильно это мешало — учебу я посещал. Считал, что это круто. Потом я пошел в армию, где не употреблял вообще. Еще во время службы открыл для себя сайт, на котором можно купить все, что угодно, поэтому с нетерпением ждал возвращения домой. Мне все хотелось попробовать. Я отслужил и, вернувшись, полетел по наклонной. В голове, конечно, была другая история: полагал, что смогу употреблять и жить хорошо. Но спустя три месяца работы и учебы сдулся. Перешел на быстрые наркотики, психодел. Еще через три месяца я со своим соседом сидел дома и кололся синтетикой.

Об окружении наркомана

Сначала я просто курил вместе с моими друзьями. После армии они быстро отвалились. Видимо, поняли, что я уже не туда еду. Окружение начало меняться. Когда перешел на быстрые наркотики — психотропные вещества, мое окружение состояло из людей, которые на 20 лет меня старше — мужики, которые, якобы, не понимают, как все это происходит в интернете. Всем было примерно по 40 лет. Один из них был моим соседом, который всю жизнь пил, а потом перешел на соль. Также со мной употреблял сосед, проживающий выше этажом или человек из рядом стоящего дома. Среди моих соупотребителей не было людей моего возраста. Это длилось около года. У меня не было работы. Я с этими людьми постоянно куда-то ездил, что-то забирал. Вся жизнь состояла из этого. В какой-то момент все изменилось. Я влился в компанию, где тоже употребляли, но эти люди помогли. Они увидели, что я уже колюсь постоянно и забрали к себе домой. Там я месяц не употреблял соль, хоть все остальное и продолжил. Появилась новая компания с молодыми людьми как я, но наркотик не изменился. Все осталось также, только окружение другое.

пмргнп

Как выглядит наркоманский притон?

Самый лютый притон был у меня в квартире в моей комнате. Сидели разные люди, одним из которых был мой сосед. Некоторые люди были совершенно мне незнакомы. Как-то даже был монах, который звонил батюшке и просил дать ему денег. Мы сидели и кололись в окружении мусора. Помню, стоял ящик, у котором валились шприцы и фольга. В комнате стояла полная тишина. В фильмах я такого не видел, но у меня дома все было именно так.

Были проблемы с законом?

В первый же раз, когда я попробовал быстрые наркотики после возвращения из армии, вышел с одним из соупотребителей, которого я не знал, на улицу за сигаретами. Нас схватили, связали и, запихнув в машину, увезли в участок. Он что-то продавал, а подумали на меня. В итоге у меня нашли переписку с какой-то девушкой, где мы обсуждали, что что-то хотели купить. Меня тоже повезли проверять на наркотики. Правоохранители угрожали мне, хотели дать административку, а я ничего не знал — только сайт и некоторых людей, с которыми употреблял. Ничего заводить на меня не стали. Почему так, я не знаю.

Второй раз произошел под конец моего наркоманского образа жизни, когда ко мне пришла участковый. Ее вызвали родители подруги, с которой я жил. Женщине-участковому сказал, что не могу дальше употреблять и попросил о помощи. Меня сразу отвезли в наркологию, потому что иного варианта не было.

Как употребляют в наркологии

Меня привезли в наркологию и первая мысль — употребить. Каждый день я писал и звонил своему другу-закладчику, с которым жил последние полгода. Просил привезти мне наркотики и он привозил. В наркологии нашел себе дружка, с которым мы вместе употребляли в туалете. Потом у меня начинались отходняки, когда я ничего не мог делать. Просил медперсонал ввести мне что-нибудь, чтобы стало легче. Мне ставили по два укола, но я все равно не мог уснуть. Это было тяжело. Мы с моим соупотребителем ходили по всяким магазинам и воровали, например, кофе, чтобы в дальнейшем его перепродать. Хотя тогда я уже знал, что поеду в реабилитационный центр «Ручей». Это не тормозило меня, все равно хотелось употреблять, хоть я и был в наркологии. Не знаю, замечал ли это персонал. Мне ничего не говорили по этому поводу. Только перед поездкой в «Ручей» во время проверки меня спросили, употреблял ли я во время пребывания в учреждении. Конечно, сказал, что нет, так как боялся, что меня выгонят. А так всем все равно было.

омивгшшыукиркшг

Что тебя спасло?

Центр «Ручей», по моему мнению, самое лучшее место на Земле. Я не думал, что есть такие люди, как там. Им удалось стать близкими мне и пересилить то наркоманское, что творилось в моей голове. До сих поддерживаю общение с этими людьми, они — молодцы. Я на них смотрю и мне хочется также.

Раньше для меня наркотики были злом. Вся проблема заключалась в их приеме. Я думал, что если бы не было наркотиков, то я был бы другим. Но на реабилитации понял, что проблема не в наркотиках, а с головой: нужно работать над собой, чтобы жить лучше, стать счастливым и отпала необходимость в анестезии. Думаю, что не вылечусь, потому что если ты наркоман, то наркоман, а если алкоголик, то алкоголик.

Чего ты сейчас боишься?

Боюсь, что не получиться выбраться из этого, как получилось у консультантов и других реабилитантов, которые сейчас совсем по-другому живут. Боюсь, что не смогу поменяться, стать другим человеком. Боюсь, что жажда к употреблению навсегда останется со мной и в каких-то ситуациях, мне будет страшно. Боюсь, что не найду себе работу, которая мне будет нравится. Боюсь, что у меня не получиться влиться в жизнь и придется опять возвращаться к анестезии.

Поделиться